(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Макс Вебер

Широкую популярность приобрела фундаментальная работа Макса Вебера "Протестантская этика и дух капитализма". В ней дан глубоко аргументированный ответ на вопрос, почему капитализм зародился в Европе, почему он не мог появиться и достичь современного уровня развития за пределами "старого континента".

Отправным пунктом исследования Вебера есть тезис о том, что хозяйственная деятельность, которая извне похожа на капиталистическую, наблюдалась в той или иной мере в разные исторические эпохи. Жадность и неудержимая погоня за наживой, вопреки довольно распространенному мнению, не являются особенностями западного капитализма. Само по себе стремление к получению максимально высокой прибыли, считает Вебер, вообще имеет мало общего с капитализмом. Подобное стремление, отмечает он, "нетрудно найти у официантов, врачей, кучеров, артистов, коррумпированных чиновников, у солдатов, у разбойников, посетителей игорных домов, у нищих... можно сказать, найти его во всех эпохах, во всех странах планеты, где для этого существовали или существуют объективные возможности. Безграничная жажда наживы ни в коей мере не равнозначна капитализму, и еще меньше она тождественная его духу".

Особенности западного капитализма Вебер находит, главным образом, в особых формах хозяйственного рационализма. Наибольший интерес у него вызывают такие вопросы:
1. Почему за всю историю человечества именно на Западе, а не в Азии, где зародились более старинные и разнообразные цивилизации, именно на европейском континенте смогла появиться специфическая хозяйственная рациональность, которая приобрела универсально-исторические масштабы?
2.Почему именно в Европе Нового времени возникли рациональная наука и техника, рациональный промышленный капитализм, рациональная бюрократическая структура государства?
3. Почему именно Запад дал толчок развития таких характерных признаков рациональности:
- ориентированное на прибыль производственное предприятие;
- рационально-капиталистическая организация свободной работы, созданная, исходя из понимания ее эффективности;
- разделение семейного бюджета и финансов предприятия;
- рациональный бухгалтерский учет;
- использование научных знаний для усовершенствования производства;
- установление формального права;
- современное государственное управление с рациональной организацией чиновничьего аппарата;
- капиталистическая этика хозяйствования, которая требует ведения рационального образа жизни.

Чтобы получить ответы на эти вопросы, Вебер, прежде всего, старается выявить условия, при которых мог возникнуть современный западный тип рационального промышленного капитализма. Он выдвигает гипотезу: лишь развитие "протестантской этики" создало социальные и психологические предпосылки, которые оказались особенно необходимыми для возникновения западного типа капитализма. Вебер высказал допущение о существовании взаимосвязи между религиозной этикой протестантизма и теми жизненными установками, которые оказывали содействие появлению "духа" капитализма и обеспечили его развитие с точки зрения личностных мотиваций.

Пытаясь проверить истинность своей гипотезы, Вебер исследует связь конфессионной принадлежности субъектов хозяйствования с величиной их доходов. По его наблюдениям, в составе немецкого населения протестанты среди владельцев капитала, предпринимателей, высококвалифицированного технического и торгового персонала значительно превышают католиков по количеству. Так, на земле Баден в 1900 году, по данным налоговой службы, на каждые 1000 жителей протестантского вероисповедания приходилось 954 900 марок капитала, а на 1000 католиков - всего лишь 589 800 марок. Опираясь на результаты аналогичных исследований исторического прошлого, Вебер сформулировал свое предположение. Эти сравнения свидетельствуют об имеющейся причинной связи, "поэтому полученное особенное духовное воспитание, религиозная атмосфера родительского дома определили направленность всего воспитания, выбор профессии и дальнейшую профессиональную судьбу".

Исходя из результатов такого наблюдения, Вебер определяет направление своего исследования. Он задает вопрос, почему именно протестанты проявили особую склонность к хозяйственному рационализму. Для выяснения этого ученый, прежде всего, обратился к решению проблемы: в чем заключается связь между рациональными основами повседневной практической жизнедеятельности, с одной стороны, и протестантской этикой - с другой. И он начал исследование вопроса: в чем заключается суть рационального элемента протестантской этики, которая отличает ее от вероучения капитализма?

Если обратиться к основам католического вероучения Средневековья, то привлекает внимание отсутствие в нем, прежде всего профессиональной и хозяйственной этики. Примером может быть человек, который целый день проводит не в работе, а в молитве, как пишет Вебер, - "во всемирном аскезе". Относительно стремления к этому идеалу в мирской жизни, в повседневной работе, католическая церковь занимает позицию нейтралитета. На совсем других основаниях построенная этика протестантизма. Ей присущи два элемента, отсутствующие в католицизме: а) методичность жизненного уклада; б) профессиональная этика или профессиональная обязанность. Оба они сыграли огромную роль в развитии западного рационализма. Профессиональная обязанность и систематичность жизненного уклада составляют основу новой социальной этики, которая выражает дух капитализма.

Г. Вебер исследует источники и логику развития рационализма. Католическая церковь, пишет он, особенно подчеркивает присутствие у человека свободы выбора (догмат о свободе выбора - один из основных в христианском вероучении, принятый Церковью еще до ее деления на православие и католицизм).

Человек сам свободен выбирать, создавать ему добро или зло. Христианин без Божьего волеизъявления не может достичь после окончания земной жизни вечного блаженства, но своей праведной жизнью он может спасти свою бессмертную душу, которая продолжит свой жизненный путь на Небесах. И даже если он упадет в грех, он найдет спасение, покаявшись в грехах и обратившись к Таинствам Церкви, так как Господь готов простить его. Догмат протестантизма кальвинистского образца отклоняет такую возможность. Согласно кальвинизму, поведение человека в ее земной жизни не влияет на то, что произойдет с человеческой душой в потустороннем мире. Отличительной чертой кальвинизма является догма о милостях избранности, или учение об обусловленности. Согласно этому учению, Господь изначально и окончательно определяет путь земной и внеземной жизни человека, и человек не в состоянии своими поступками изменить волю Всевышнего. Господь дарит свою милость избранным, и лишь они найдут Царство небесное. Другим, несмотря на их заслуги в земной жизни, путь на Небеса навеки закрыт.

По этой причине перед каждым протестантом с самого начала его жизненного пути со всей остротой стоит вопрос: попал ли я в круг избранных? Жестокая неизвестность, или как ее называет Вебер, "патетичная бесчеловечность" этого вероучения порождает чувство неслыханной одинокости. Каждый остается наедине со своим страхом, что ему будет отказано в милости попасть в круг избранных. Отсюда возникает желание скорее узнать, существует ли шанс на спасение собственной души.

Кальвинизм идет навстречу этому желанию. Он вводит предостережение, что существуют признаки избранности человека. Важнейшим указанием на их наличие можно считать профессиональные успехи человека. Именно безоговорочная преданность делу, профессиональной работе разрешит раскрыть Божественную тайну о твоей избранности. Только эта работа, его успехи помогут человеку развеять собственные сомнения относительно его будущей судьбы.

Лютер был первым, кто нарушил тему "богоугодности" профессии. Но в учении Лютера еще отсутствуют элементы рационализма, которые стали необходимой составной частью "духа капитализма". Профессия у Лютера - это сгусток Божественного мирового порядка, который отыскивает и в который встраивает себя человек в земной жизни. Кальвинизм, в отличие от лютеранства, намного большего значения уделяет рациональной и "активизирующей" стороне новой профессиональной этики. Для реформаторской церкви главным стало не выполнение профессиональной обязанности само по себе, а личный, индивидуальный успех; максимально высокие трудовые достижения становятся смыслом и основой человеческой жизни. Повседневным требованием становится суровая аскеза. "Из монашеской кельи она перемещалась в профессиональную жизнь и приобретала господства над мирской нравственностью"2. Стиль жизни протестантов определяется беззаветной преданностью профессии, неустанной профессиональной работой. Моральному осуждению подвергались праздность, нежелание работой приумножить уже нажитое. Протестантская этика - целый каталог обязательных норм повседневной жизни: кто не работает, тот не ест; работа - охранник от соблазнов "нечестивой" жизни; спать больше шести часов в сутки - недопустимый расход времени; напрасное проведение времени -это один из наиболее тяжелых грехов.

Вебер акцентирует на еще одной важной особенности протестантизма, которая имела значительное влияние на развитие "капиталистического духа". Протестантизм стал первой мировой религией, которая выступила против одобрения бедности и прославления отсутствия интереса к материальным благам. Призывам католицизма к покорности и смирению, к готовности стойко и безмолвно переносить на жизненном пути испытания бедностью, болезнями, поскольку все эти испытания, посланные Всевышним, кальвинизм противопоставил другое трактование евангельских заповедей - обязанность стремиться к улучшению обстоятельств, которые сложились, снова же таки ценой самоотверженной работы.

По мере того, как выполнение профессиональной обязанности и распространение методического устройства жизни становилось не только судьбой отдельных изолированных индивидов, а превращалось в общее религиозное мировоззрение, носителем которого стала многочисленная прослойка населения, возникает процесс, названный Вебером "секуляризация" (от латинского seculum (мир), т.е. переход со сферы религиозной жизни в сферу будничного, светского, или мирского, жизнь) протестантизма, или "снятие чар" религии. Вебер разделяет процесс рационализации на ряд восходящих ступеней:
а) рационализация религии;
б) из нее следует рационализация представлений о земном мире (взгляд на окружающий мир как на земной, а не на потусторонний мир);
в) из этого снова следует рационализация взглядов на социальную и трудовую этику;
г) из нее в конечном итоге следует рационализация экономического поведения (рациональные начала в организации предпринимательской деятельности и пр.).

Процесс рационализации имел большие последствия. Трудовая старательность, которая доходит к одержимости, со временем приводила к ускоренному накоплению богатства. Но богатство не противоречило аскетическому жизненному порядку протестантов, так как приобретенное богатство не только не освобождает от аскеза, но, наоборот, является новым стимулом к трудовой деятельности. Приобретенное богатство - это лишь признак возможной принадлежности протестанта к кругу избранных. Тем самым в протестантской этике появляется второе отличительное свойство, без которого современный западный капитализм не смог бы достичь высот своего развития. Это страсть к сбережению, которое открывает возможность к широкомасштабному накоплению капитала. Это приводит к появлению типичной фигуры непритязательного скромного предпринимателя, у которого нет других помыслов, кроме приумножения своего богатства ради того, чтобы результаты его трудовых усилий были подмечены Всевышним и награждены зачислением к кругу избранных.

Рядом с трудовой моралью и культом бережливости, в протестантской этике появилась еще одна норма, очень важная для хозяйственного развития. Это честность, прямота и крайняя конкретность в личной и деловой жизни. Одна из важнейших причин увеличения богатства реформаторской церкви заключалась именно в том, что предприниматели и государственные институты охотно вели с ней хозяйственные дела. Настолько же хорошую репутацию получили предприниматели-пуритане. Их хозяйственное поведение ничего общего не имело с привычками представителей "авантюрного капитализма". Вебер определил "идеально-типичные" черты нового предпринимателя, который появился во времена Реформации: это человек высоких моральных качеств, наделенный доверием клиентов, партнеров и собственных наемных работников, которые помогают ему преодолеть все препятствия для достижения собственного успеха. На стороне пуританского предпринимательства оказался рабочий слой, который вел аскетический образ жизни и считал добросовестную работу делом Богоугодным, главной целью своего земного бытия. Это обстоятельство стало решающим в развитии западного капитализма.

Отмечая важность протестантской этики в генезисе капиталистических отношений, Вебер, однако, отмечал, что настоящее распространение духа капитализма и хозяйственной рациональности состоялось лишь тогда, когда новое отношение к профессиональной деятельности и к практическому восприятию аскетического образа жизни потеряло связи со своими религиозными корнями. Но и после этого уже сформированное на протяжении веков чувства профессиональной обязанности, дисциплина и трудовая этика определяли образ жизни миллионов людей. Капиталистическая фабрика закрепила привычки трудовой дисциплины, а религиозные основы "нового уклада" жизни начали слабеть еще до конца XVIII столетия. "Капитализм, - пишет Вебер, - не имеет больше потребности в подобной опоре с того времени, как он покоится на механической основе"4. Современный капитализм больше уже не опирается на мораль протестантизма. Он сам успешно воспитывает субъекты хозяйственной деятельности, генерирует и развивает экономический рационализм.

Однако для Вебера развитие рационалистических начал в экономической динамике индустриальных стран - лишь одна из сторон многогранного социального развития. Он называет ее рациональностью Запада, ее особенностью в этой части мира есть ее всепроницаемый характер: рациональностью пронизанные наука, правовая система, государство и бюрократическая организация служащих. Такой всепроницаемый рационализм Вебер считает стрежнем успешного развития современного капитализма.

Посвятив главную работу исследованию генезиса капитализма и выделяя особую роль протестантской этики в его истории, Вебер многократно делал акцент на том, что в его книге речь совсем не идет о прямой причинно-следственной связи между первым и вторым. Он специально предостерегал от прямолинейно-упрощенного подхода, на манер суждения, "будто бы капитализм как экономическая система - это продукт Реформации. Нужно было лишь установить, - отмечал Вебер, - действительно ли и в какой мере религиозное влияние отразилось на качественной и количественной стороне процесса распространения во всем мире того самого "духа", и какие конкретные стороны культуры, которые основываются на капиталистической базе, возникли под этим влиянием".


Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Голосование

В каком направлении должна двигаться Украина?