(0 голоса, среднее 0 из 5)

Краткое опровержение «капитала» Маркса.

1. Опровержение классового политического учения «Капитала».

2. Опровержение экономической теории эксплуатации «Капитала».

3. Новая теория труда и денег.

4. Производительность труда.

5. Реабилитация плановой, государственной экономики.

Вступление. Логика и марксистская диалектика.

Русское общество во всех своих слоях, снизу доверху, от рабочего и крестьянина, до академиков всех наук, политиков всех уровней полнее и яснее других знает о существовании Капитала Маркса, и его идеях. Оно знает это, но не знает об ошибках и противоречиях Капитала, и не зная этих ошибок, Русское общество автоматически является марксистским. Марксистское мировоззрение составляет основу Русского общества. Это мировоззрение противопоставляет Русское общество всему мировому сообществу, и ведет его к гибели.

Марксизм есть беда, и болезнь человечества. Для Русского народа марксизм подобен наркотику для наркомана, водке для алкоголика. Марксизм страшен своим притягательным, сладким безумием, разрушающим разум, здравый смысл народа, само его естественное стремление к жизни, к развитию, самосохранению.

Опровержение «Капитала» Маркса есть единственная возможность изменить мировоззрение Русского общества, и тем самым предотвратить возможность его нового конфликта с мировым сообществом.

Марксизм принес величайшие несчастья Русскому народу.

Война против СССР велась под флагом борьбы с марксистами. В этой войне совершены величайшие преступления. В этой войне марксисты победили, но это не значит, что марксизм верен.

Бороться надо не с марксистами, но с самим марксизмом, - с «Капиталом» Маркса, с его противоречащими здравому смыслу, логике, идеями.

Существует логика, и логическое мышление. Логика есть метод, с помощью которого разум ищет правильное решение, ищет истину. Логическое мышление есть способ поиска верного решения, поиска истины.

Есть так же софистика, и софистическое мышление, - которое есть способ разрушения логики.

Маркс говорит о третьем, диалектическом методе, мышлении. Если выводы диалектики всегда совпадают с логическими, или софистическими, то диалектика, как отдельное мышление не существует, но есть либо одно, либо другое.

Диалектика могла бы существовать только как мышление промежуточное между логикой, и софистикой. Если логика есть правда, а софистика есть ложь, то диалектика должна быть смесью лжи и правды.

Ложь, содержащая элементы правды, есть самая коварная. Правда, содержащая элементы лжи, есть самая беззащитная.

Ложь говорит, - вот, здесь я сказала правду. Да, соглашаются с ней. Значит я правда, говорит ложь.

Правде говорят, видишь, ты здесь сказала ложь. Да, соглашается правда. Значит ты ложь, говорят ей.

В этом вся диалектика. Диалектика состоит в том, что бы сделать ложь, абсурд истиной, потому, что в них есть элемент правды, и в том, что бы сделать правду, истину ложью, потому, что она не полна.

Диалектика фактически есть та же софистика, которая использует наиболее общие законы природы, что бы придать себе вес, что бы «научно» разрушать логику.

Теория Маркса, Капитал, состоит из логических противоречий. И сам Маркс это видел, потому и создал теорию диалектического мышления. Этой теорией он как бы говорит, что логические противоречия его теории таковыми не являются и решаются, но не логикой, но диалектикой.

Диалектически мыслить, значит мыслить софистически. Не сумев решить логические противоречия своей теории, Маркс вынужден был стать софистом.

Капитал написан по законам софистики, которые Маркс назвал диалектикой. Маркс утверждает, что можно приехать в счастливое будущее, даже если едешь в обратную сторону. В этом смысл Капитала.

Опровергнуть марксизм, значит вернуть логическое мышление, и право на логическое мышление обществу, освободить народы от диалектики.

Опровергнуть марксизм это значит показать логические противоречия Капитала.

Глава 1. Опровержение классового политического учения «Капитала».

Основные положения политического учения «Капитала» Маркса:

  1. Продукт, изготовленный наемным работником, является собственностью владельца предприятия, предпринимателя.
  2. Наемный работник всегда авансирует предпринимателя своим трудом.
  3. Рабочая сила есть товар.

Эти три главные политические положения высказаны Марксом вполне определенно.

«А во-вторых: продукт есть собственность капиталиста, а не непосредственного производителя, не рабочего». «Капитал». Стр. 196

Стр. 185 «Таким образом, везде рабочий авансирует капиталисту потребительную стоимость своей рабочей силы; он предоставляет покупателю потреблять свою рабочую силу раньше, чем последний уплатил ее цену, одним словом – везде рабочий кредитует капиталиста. То, что этот кредит не пустая выдумка…».

Стр.178. «И владелец денег находит на рынке такой специфический товар; это-способность к труду, или рабочая сила».

Из этих положений Маркс делает два вывода.

1. Прибавочная стоимость есть результат эксплуатации.

2. Каждое человеческое общество состоит из двух классов, которые находятся между собой в непримиримых, антагонистических отношениях. Борьба между этими классами есть содержание истории, локомотивом которой являются революции, с помощью которых угнетенные классы идут к своему освобождению.

Опровергнуть политическое учение «Капитала», значит доказать, что:

  1. Продукт, изготовленный наемным работником, является его собственностью, и не является собственностью нанимателя, - владельца предприятия.
  2. Наемный работник продает изготовленный им продукт владельцу предприятия, по согласованной цене.
  3. Внутри предприятия существует товарный рынок.
  4. Наемный работник является арендатором рабочего места.
  5. Рабочую силу продать не возможно. Рабочая сила товаром не является.
  6. Кредитором всегда является предприниматель, который всегда кредитует наемного работника, сдавая ему в аренду рабочее место.

1.1. Доказательства неверности политического учения Капитала.

Собственность стоимости.

Маркс начинает «Капитал» с анализа продукта, и связанных с ним производственных отношений, суть которых он выражает так:

«А во-вторых: продукт есть собственность капиталиста, а не непосредственного производителя, не рабочего». «Капитал». Стр. 196

Здесь Маркс утверждает, что изготовленный наемным работником, продукт всегда изначально принадлежит владельцу предприятия.

Маркс доказательств верности своего положения не приводит никаких. Верно ли это основное утверждение Маркса, показывающее суть капиталистических производственных отношений?

Есть предельно краткий ответ на этот вопрос. Если произведенный рабочей силой продукт принадлежит предпринимателю, то и стоимость этого продукта так же принадлежит предпринимателю.

Но экономическая теория Маркса утверждает, и основана на том, что стоимость, есть количество труда, которое затрачено рабочей силой. Количество затраченного труда принадлежит рабочей силе, следовательно, и стоимость, как количество затраченного труда так же принадлежит рабочей силе. Но стоимость не существует вне продукта, вне товара, следовательно, и товар, созданный рабочей силой, в котором заключена стоимость, так же принадлежит ей.

Это доказательство неверности политического положения Капитала, очевидно. Но марксизм так просто не опровергнешь. Поэтому следует продолжить.

Если стоимость, созданная рабочей силой, не принадлежит ей, то производство вообще не может существовать. В этом и состоит парадокс токаря.

1.2. Парадокс токаря.

Рассмотрим ситуацию. Есть предприниматель, и есть наемный работник, токарь, который по указанию предпринимателя выточил вал. Маркс утверждает, что вал изначально принадлежит предпринимателю. Возникает вопрос, за что предприниматель платит токарю?

Если вал принадлежит предпринимателю, то ему покупать свой вал,- платить за его изготовление нет смысла, следовательно, токарь не может получить оплату за изготовление вала.

С другой стороны, с изготовлением вала рабочая сила токаря, ее труд окончен, использован, затрачен, нет ни рабочей силы, ни ее труда. Покупать, то чего нет, покупать рабочую силу, или ее труд которых уже нет, - платить за них, так же лишено смысла.

Нельзя купить то, чего нет. Купить рабочую силу, которая уже затрачена, которой уже нет, то же самое, что купить товар, который исчезает в момент покупки.

Возникает парадокс токаря. Наемный работник, токарь, не имеет никаких оснований на получение оплаты за свою работу, - ни за свой труд, ни за рабочую силу, ни за изготовленный им товар.

Что говорит парадокс токаря? Что производство, в котором изготовленный продукт не принадлежит своему производителю, рабочему, просто не может существовать.

Рабочая сила лишается средств к существованию, к продолжению работы.

Парадокс токаря возникает как прямое следствие утверждения Маркса, что вал, любой изготовленный продукт изначально принадлежит предпринимателю.

Если допустить, что вал принадлежит не предпринимателю, но наемному работнику, токарю, то парадокса токаря не существует. В этом случае токарь продает вал предпринимателю, за что и получает свои деньги.

Парадокс токаря это вопрос о собственнике вала. Можно ли установить однозначно, кому принадлежит вал? Или это непосильная для экономической науки, ее докторов, для людей задача? Очевидно, да.

Вал может принадлежать либо предпринимателю, либо токарю, других претендентов на владение валом просто нет.

При этом, на первый взгляд, вал не может принадлежать токарю.

Если вал принадлежит токарю, то он должен иметь право распорядится им, например, вынести его с предприятия. Но этого ему не позволит охранная система, действующая на каждом предприятии.

Однако, точно в таком же положении находится и владелец предприятия, он так же не может вынести вал со своего предприятия, поскольку будет остановлен той же охраной.

Конечно, владелец предприятия может запугать охрану, но точно так же может запугать охрану и токарь.

Да, владельцу предприятия незачем выносить вал с предприятия, но и токарю вал не нужен.

Создается впечатление, что валом никто не владеет. Проблема решается просто.

1.3. Владение юридическое, и фактическое.

 

В чем тут дело? Следуя рассуждению Маркса, вал принадлежит тому, кому принадлежит токарный станок. Возникает вопрос, кому принадлежит станок? Ответ кажется очевидным, - станок принадлежит владельцу предприятия. Это и так, и не так. Здесь проблема, которая становится видна следующим образом.

Кому принадлежит квартира, в которой живет человек по договору найма, - владельцу квартиры, или арендатору?

Еще вопрос. Кому принадлежит хлеб, который принадлежит одному человеку, но который съеден другим?

Существует ли однозначный ответ на эти вопросы? Конечно. Ответ связан с понятием товара, его определением.

 

Стр.43 «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам удовлетворяет какие-либо человеческие потребности».

Отсюда следует, - чью потребность товар удовлетворяет, тому он и принадлежит. Товар принадлежит тому, чьи потребности удовлетворяет.

Квартира по договору найма удовлетворяет потребности ее съемщика, следовательно, ему и принадлежит.

Съеденный хлеб удовлетворил потребности человека, который его съел, следовательно, ему и принадлежал.

На токарном станке работает токарь. Станок, как товар, удовлетворяет потребности токаря, следовательно, станок принадлежит токарю, на все время работы.

Токарный станок удовлетворил потребности токаря, который выточил на нем вал, а не юридического владельца станка.

Следует различать юридическое владение предметом, товаром, и фактическое владение предметом, товаром.

Товар-хлеб, который принадлежит одному человеку, но который ест другой человек, принадлежит первому только юридически. Что значит юридически?

Это значит, что юридический владелец хлеба имеет право на оплату его цены, от человека, съевшего этот хлеб. Иначе говоря, юридический владелец продал хлеб, а фактический его купил, и должен оплатить его цену.

Аренда квартиры есть покупка ее на определенный период, и на определенных условиях.

Токарный станок, используемый токарем, куплен им на определенный период, и на определенных условиях, - взят в аренду.

Аренда товара есть покупка его на определенный период, и на определенных условиях.

Токарь есть покупатель, фактический владелец токарного станка, есть арендатор, следовательно, и вал, выточенный им на станке, принадлежит ему. Этим валом производится оплата за аренду, за покупку этого станка на все время труда.

Итак, станок фактически принадлежит токарю. Вал, выточенный на станке, так же принадлежит токарю.

Маркс не различает владение юридическое, и фактическое. Он не понимает самой сути производственных отношений.

Юридическое право владения продукта, есть право и на фактическое использование, и есть право на его продажу полную, или частичную, - сдачу продукта в аренду.

Фактическое владение есть право на потребление полезных свойств продукта, товара, на определенных условиях.

1.4. Опровержение рабочей силы, и труда как товара.

Оплата токарю за его рабочую силу, ее труд означает, что рабочая сила, ее труд есть товар.

Стр.178. «И владелец денег находит на рынке такой специфический товар; это-способность к труду, или рабочая сила».

Здесь Маркс делает три утверждения. Во-первых, что рабочая сила есть товар. Во- вторых, что рабочая сила есть способность человека. В-третьих, что ее можно продать.

Но это противоречит определению товара, которое дал сам же Маркс.

Стр.43 «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, …».

Из этого определения следует, что товар всегда есть вещь, что эта вещь всегда является внешней по отношению к человеку, что она отделена от своего владельца, и может быть отчуждена от него.

В соответствии с определением товара, рабочая сила, и ее труд должны быть во-первых вещью, внешним предметом, во-вторых быть внешним предметом по отношению к человеку, и в третьих, они должны быть отделимы от человека.

Как говорит Маркс, рабочая сила есть способность человека. Способность человека, или рабочая сила, или ее труд не являются, ни внешним предметом, вещью, не являются внешним предметом по отношению к человеку, и не могут быть отделимы от человека.

То, что не является внешним предметом, вещью, по отношению к человеку, и не может быть отделимо от человека не является товаром.

На это возразят, что есть масса товаров, которые не являются внешним предметом, вещью, например совесть. Есть выражение: продал совесть, следовательно, совесть так же может быть товаром, хотя она и не является внешним предметом, и не является вещью.

Рассмотрим внимательнее. Действительно, есть люди торгующие совестью. Например, совесть может продать какой-либо чиновник, когда подписывает документ за взятку. Очевидно, что документ и есть то, что называется продажей совести. Но этот документ в отличие от совести является внешним предметом, вещью, и без него совесть в чистом виде никому не нужна.

 

Нет, и не может быть товаров, которые не являются внешним предметом, вещью. Каждая вещь обладает физическим телом, - физическими свойствами.

Рабочая сила так же должна иметь физическое тело, и это физическое тело должно быть отделимо от человека, внешним по отношению к нему.

Эти свойствами рабочая сила не обладает, следовательно, товаром быть не может. Рабочая сила не является товаром, и по этой причине продана быть не может.

Следовательно, единственное, что может продать наемный рабочий, - продукт им изготовленный, на рабочем месте, взятом в аренду. Рабочий - есть арендатор.

2.2. Как следует из определения товара, товар принадлежит тому, чьи потребности он удовлетворяет.

Очевидно, что собственную рабочую силу сам токарь и использует, следовательно, ему она и принадлежит. Можно ли продать рабочую силу?

Рабочая сила может быть продана как средство труда, но только самим ее владельцем, и только одному человеку, - самому себе. Наемный рабочий является и продавцом, и покупателем собственной рабочей силы, оплачивая покупку хлебом и водой.

На сторону, другому человеку, рабочая сила, токарь, может продать только изготовленный им продукт, - вал.

Вал принадлежит токарю, и выкупается владельцем предприятия. Количество труда, затраченное на изготовление вала, а соответственно и стоимость вала прямопропорционально связана со сложностью вала. Оплатить за труд, значит оплатить за сложность вала, за вал. Оплатить за вал означает купить вал.

Парадокс токаря показывает, что Маркс не понимал самого смысла заводского труда, производственных отношений.

1.5. Опровержение идеи авансирования капитала.

Парадокс токаря показывает, что токарь является арендатором. Это значит, что капиталист авансирует токаря, сдавая в аренду рабочее место.

Маркс утверждает прямо противоположное, утверждает, что особенностью капиталистического труда является то, что рабочий, всегда авансирует, или кредитует капиталиста.

Стр. 185 «Таким образом, везде рабочий авансирует капиталисту потребительную стоимость своей рабочей силы; он предоставляет покупателю потреблять свою рабочую силу раньше, чем последний уплатил ее цену, одним словом – везде рабочий кредитует капиталиста. То, что этот кредит не пустая выдумка…».

Отсюда ясно следует, что предприниматель не платит рабочему до окончания процесса труда. Маркс называет это кредитованием капитала. Но так ли это?

Стр. 185 «Во всех странах с капиталистическим способом производства рабочая сила оплачивается лишь после того, как она уже функционировала в течение срока, установленного договором при ее купле, например в конце каждой недели».

Отсюда следует, что капитал всегда платит только тогда, когда труд уже совершен, т.е. когда создан товар. Маркс видит в этом факте кредитование капиталиста, со стороны наемного работника.

На этот факт следует смотреть иначе. Факт оплаты за работу после ее окончания говорит не о кредитовании, но прежде всего о том, что работа закончена, и что изготовлен товар.

Оплата за работу после ее окончания означает факт покупки изготовленного товара. Оплата за работу после ее окончания означает, что капитал купил товар, за который заплатил, и соответственно, пролетарий его продал.

Вывод. Капитал платит не за труд, но за изготовленный товар. Это значит, что не наемный работник кредитует капитал, но наоборот, капитал кредитует наемного работника, сдавая ему в аренду рабочее место.

Договор о найме на работу есть договор аренды рабочего места. Для этой аренды наемному работнику не надо иметь финансовых средств, поскольку оплата аренды осуществляется произведенным товаром.

Вывод. Наемный работник является арендатором, он продает, не рабочую силу, но изготовленный им товар. Наемный работник является партнером, а не антагонистом предпринимателя, сдавшего ему в аренду рабочее место, с оборудованием, инструментом, материалами.

Классовая история человеческого общества, придуманная Марксом неверна, следовательно, неверна и экономическая теория эксплуатации, обосновывающая классовую теорию.

Парадокс токаря есть полное опровержение всего «Капитала» Маркса. С другой стороны парадокс токаря есть показатель состояния экономической науки, теории, в целом.

Вполне очевидно, что если экономическая наука допускает существование столь нелепого противоречия, парадокса, то все ее теории, и рекомендации подлежат полной ревизии.

2. Новая политическая теория.

1.Существует две точки зрения, или две теории производственных отношений. «Капитал» есть первая теория.

Маркс утверждает, что заключая трудовой договор, рабочий продает свою рабочую силу, ее труд, и что изготовленный продукт изначально принадлежит предпринимателю.

Вторая теория прямо противоположна марксистской. По второй теории рабочий продает не свою рабочую силу, но товар, изготовленный этой рабочей силой. Изначально изготовленный продукт является собственностью наемного рабочего, и становится собственностью предпринимателя только после выкупа.

Кому изначально принадлежит изготовленный продукт, предпринимателю, или наемному рабочему?

Следует отметить, что этот вопрос ставится впервые. Ответ на него имеет колоссальное значение. И для решения этого вопроса не нужна диалектика, философия, экономическая теория, но нужны совершенно иные знания, - законодательство, производственный опыт, и здравый смысл.

Теория Маркса основана на утверждении, что каждая вещь, изготовленная на частном предприятии, изначально является собственностью владельца предприятия. Рабочий ничего не имеет, кроме рабочей силы, которую и продает, заключая трудовой договор.

Из «Капитала» следует, что рабочая сила есть товар.

Из «Капитала» так же следует, что рабочий всегда кредитует предпринимателя своей рабочей силой, получая оплату после ее использования.

По второй теории рабочий продает не саму рабочую силу, но изготовленный ею продукт.

При этом, для изготовления продукта рабочий сам использует свою рабочую силу как средство труда, или производства.

Отсюда следует, что рабочая сила принадлежит, используется самим рабочим, и не продается, следовательно, товаром не является.

Продажа продукта внутри предприятия означает, что внутри предприятия существует внутренний товарный рынок.

Для изготовления продукта рабочий берет в аренду рабочее место, включающее в себя материалы, инструмент, оборудование.

Отсюда же следует, что сдавая в аренду рабочее место, предприниматель всегда авансирует рабочего.

 

Оплата аренды осуществляется изготовленным товаром. Изготовленный товар рабочий продает предпринимателю. Одной частью товара рабочий расплачивается за аренду, за продажу второй части получает доход.

2. Какая теория верна? Кому изначально принадлежит изготовленный продукт? Это вопрос об истинности «Капитала», истинности всего марксизма.

Заключение трудового договора можно рассматривать как продажу рабочей силы. Но одну рабочую силу, или способность к труду, как ее определяет Маркс, продать не возможно.

Стр.178 «Под рабочей силой, или способностью к труду, мы понимаем совокупность физических и духовных способностей,…»

Вместе со способностью, необходимо продать и организм, и саму личность, этого организма.

Следовательно, продажу рабочей силы надо рассматривать как рабство на период работы. Капитализм можно рассматривать как такое ограниченное рабство.

Но заключение трудового договора можно рассматривать и как аренду рабочего места. В этом случае капитализм не рабство, но арендные отношения, или партнерство, партнерство владельцев средств труда, или производства.

Что есть капитализм, - рабство, или партнерство? Ответ на этот вопрос зависит от того, является ли изготовленный рабочим продукт, вещь, собственностью предпринимателя, как утверждает Маркс или нет?

Что продает рабочий, - саму рабочую силу, или товар, изготовленный рабочей силой? Является ли рабочая сила товаром? Существует ли рынок внутри предприятия? Это вопрос о взаимоотношениях людей в обществе, вопрос о сути человеческого общества, о путях его развития.

Ответ на вопросы и дает парадокс токаря.

3.Итак, существует вторая теория производственных отношений.

По второй теории рабочий продает не саму рабочую силу, но изготовленный ею продукт.

При этом, для изготовления продукта рабочий сам использует свою рабочую силу как средство труда, или производства.

Отсюда следует, что рабочая сила принадлежит, используется самим рабочим, и не продается, следовательно, товаром не является.

Продажа продукта внутри предприятия означает, что внутри предприятия существует внутренний товарный рынок.

Для изготовления продукта рабочий берет в аренду рабочее место, включающее в себя материалы, инструмент, оборудование.

Отсюда же следует, что сдавая в аренду рабочее место, предприниматель всегда авансирует рабочего.

 

Оплата аренды осуществляется изготовленным товаром. Изготовленный товар рабочий продает предпринимателю. Одной частью товара рабочий расплачивается за аренду, за продажу второй части получает доход.

Вывод. Наемный работник является арендатором, он продает, не рабочую силу, но изготовленный им товар. Наемный работник является партнером, а не антагонистом предпринимателя, сдавшего ему в аренду рабочее место, с оборудованием, инструментом, материалами.

Классовая история человеческого общества, придуманная Марксом неверна, следовательно, неверна и экономическая теория эксплуатации, обосновывающая классовую теорию.

2.2. О классовом антагонизме.

Идея Маркса о классах продающих, и классах покупающих рабочую силу ведет к классовому строению общества. По Марксу, каждое общество состоит из двух классов, находящихся между собой в непримиримых противоречиях, - в классовом антагонизме.

Одним из главных доказательств существования классового антагонизма марксисты называют эксплуатацию, - резкое разделение в распределении доходов между владельцем предприятия, и наемным рабочим.

То, что это существует, не отрицает никто. Но эксплуатация, ее норма, (величина арендной платы) не является доказательством классового антагонизма потому, что решается в рамках совершенствования, эволюционного развития общества.

Так США существует и действует норма минимальной зарплаты - 6 долларов в час, которая ограничивает норму эксплуатации, или величину арендной платы. Эта норма установлена государством, и им же может быть повышена.

В Р.Ф. так же есть конституционная норма минимальной зарплаты. Но она не работает именно потому, что у всех головы забиты марксизмом.

Есть и другой способ ограничения нормы эксплуатации. Это развитие государственной промышленности параллельно, с частной. В государственном производстве норма эксплуатации, - величина зарплаты, устанавливается государством.

Конкурируя с частной промышленностью, государственная промышленность в случае своего успеха будет снижать норму эксплуатации и в частном производстве.

Норма эксплуатации может регулироваться, и регулируется уже сегодня, и потому она не может служить доказательством существования классового антагонизма.

2.3. Заключение. Марксисты, вперед.

Одна из основных идей «Капитала» – необходимость революции, необходимость уничтожения частной собственности на средства производства, для создания справедливого общества. Но для создания такого общества есть другой путь, и марксистам следует его знать.

Марксисты убеждены, что эксплуатация, значительная разница в доходах между предпринимателем, и наемными работниками не может быть устранена в рамках капиталистического строя, что необходима революция, для свержения частной собственности на средства производства.

Предлагается рассмотреть иной вариант.

Каждый недовольный марксист может стать предпринимателем, и став таковым поступить по-справедливости. Он может ограничить собственный доход, и сэкономленную часть платить наемным рабочим, иначе говоря, уменьшить арендную плату за использование рабочего места.

Никаких запретов на предпринимательскую деятельность, и распределение дохода в капиталистическом обществе не существует. Каждый марксист может осуществить это на практике.

Далее. Маркс утверждает, что при такой оплате труда производительность труда вырастет. Следует отметить, что по Марксу именно эксплуатация является тормозом роста производительности труда.

Марксист – предприниматель, заработав прибыль, может потратить его на создание новых предприятий с таким же отношением к распределению дохода.

Далее. За счет высокой производительности труда, которая, по-марксистски, естественно должна быть выше, вытеснить с рынка все другие эксплуататорские предприятия, обанкротив их.

Далее. Создать объединение таких предприятий, с помощью совместного капитала избрать президента, и мирным, естественным путем создать новое общество.

В чем нереальность такого предложения? Почему марксисты не идут этим путем?

Может быть, они опасаются, что став предпринимателями, они не смогут удержать собственную жадность? Но тогда где уверенность, что совершив революцию, и став руководителями промышленности, они не потребуют себе львиную долю?

Марксист скажет, я не предприниматель, я революционер. Уничтожив частную собственность, мы заставим предпринимателей работать на наших условиях.

Марксисты, не умея создавать, и организовывать производство, собираются руководить теми, кто это умеет? А смогут ли умеющие, под неумелым командованием работать производительно? Очевидно, не смогут. А если производительность труда нового общества будет ниже уничтоженного, то зачем оно, и долго ли оно просуществует?

Марксисты не видят такого способа создания нового общества только потому, что Маркс убедил их в том, что без революционного свержения капитала, создание нового общества невозможно. Но это возможно, Марксисты, - вперед.

Глава 2. Опровержение экономической теории эксплуатации «Капитала».

Кратким, данное опровержение является потому, что здесь рассматриваются основные положения «Капитала», которые заключены в первых шести главах его первого тома.

Анализ этих положений говорит об их противоречивости, ошибочности, что делает ненужным опровержение всего остального. Решение противоречий приводит к новой экономической теории, которая и является окончательным опровержением Капитала.

Маркс начинает «Капитал» определением товара, затем переходит к утверждению обмена товаров как их равенства. На основании равенства товаров дает методику расчета стоимости товаров, в виде «простого геометрического примера». Из уравнения обмена он выводит теорию двух трудов, абстрактного, как количества затраченного труда, и конкретного, как набор определенных движений рабочей силы в процессе труда.

В третьей главе Маркс говорит о формах стоимости. В четвертой, пятой, и шестой главах Маркс дает понятие рабочей силы, и доказывает, что возникновение прибавочной стоимости связано с ее покупкой-продажей, и что других способов получения прибавочной стоимости в капиталистическом производстве не существует.

Из всего этого верно только первое – определение товара. Все остальное основано на неверном определении обмена товаров как их равенства.

Опровергнуть экономическое учение эксплуатации Капитала значит:

1. Опровергнуть идею двойственности труда.

2. Показать, что стоимость создается в продаже.

3. Что обмен не является равенством товаров.

4. Эквивалентной, и относительной форм товара не существует.

5. Полезность товара не является свойством товарного тела.

2.1. Парадокс формы и содержания.

Стр. 119 «Следовательно, возможность количественного несовпадения цены с величиной стоимости, или возможность отклонения цены от величины стоимости, заключена уже в самой форме цены».

Как, уже говорилось, Маркс утверждает, что цена есть форма стоимости, и может быть не равна стоимости.

Поскольку цена есть форма, а стоимость содержание, то возникает возможность разности между формой и содержанием, - возникает парадокс формы и содержания.

Парадокс состоит в том, что цена и стоимость есть разнородные понятия, они не могут быть сравнимы, между ними невозможна разность. Форма не может быть больше, или меньше своего содержания. Это значит, что цена не может быть формой стоимости.

Возникает парадокс формы и содержания. Цена должна быть не равна стоимости, и цена не может быть не равна стоимости. Цена должна быть формой стоимости, и не может быть формой стоимости.

Парадокс формы и содержания еще раз указывает на существование крупных логических ошибок внутри теории стоимости Маркса.

Этот парадокс в рамках «Капитала» решить не возможно, он решается в новой теории труда и денег.

2.1. Опровержение идеи двойственности труда.

Подмена труда.

Стр. 50 «Эта двойственная природа содержащегося в товаре труда впервые критически доказана мною».

Товар создается трудом человека. Назовем труд людей создавших товар фактическим, а следовательно, ленивым трудом, как об этом говорит сам Маркс.

Маркс утверждает, что этот ленивый труд состоит из двух частей, - абстрактного, имеющего величину, и конкретного создающего сам товар.

Однако при таком определении ленивого труда, как труда создающего меновую стоимость, возникает противоречие, о котором сам Маркс и говорит:

Стр. 47 «Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства, то могло бы показаться, что стоимость товара тем больше, чем ленивее или неискуснее производящий его человек».

Маркс решает противоречие тем, что вводит понятие абстрактного среднего общественно необходимого труда, и времени, и заменяет им ленивый абстрактный труд.

Стр. 48 «Итак, величина стоимости данной потребительной стоимости определяется лишь количеством труда, или количеством рабочего времени, общественно необходимого для ее изготовления».

Отсюда следует, что меновую стоимость товара создает именно абстрактный средний, общественно необходимый труд, или время, а так же то, что количество ленивого абстрактного труда стоимости не создает.

Допустим, что меновая стоимость товара создается средним общественным трудом, но сам товар не может быть создан без ленивого труда, - состоящего из ленивого конкретного, и ленивого абстрактного труда.

Товар не может быть создан без количества абстрактного труда, не среднего общественного, но именно абстрактного ленивого.

Товар изготавливается не средним общественным трудом, но ленивым трудом, и этот труд имеет величину.

О том, что ленивый абстрактный труд имеет величину, говорит сам Маркс.

Стр.47 «Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем…час, день и т.д.».

Вполне очевидно, что временем можно измерить только ленивый абстрактный труд. Всякое измерение труда есть измерение ленивого абстрактного труда, но этот труд стоимости не создает, именно потому, что ленив. Соответственно, средний ленивый труд, рассчитанный на основании ленивых трудов, так же будет ленив, а значит, так же стоимости создать не может.

С другой стороны, абстрактный средний общественный труд измерить временем невозможно. Просто потому, что неизвестно, что это такое, соответственно, часов для измерения среднего общественного времени еще не изобрели.

Итак, по Марксу, существует ленивый труд, который состоит из двух трудов, - конкретного труда создающего товар, и количества абстрактного труда, без которого товар создан быть не может.

Может быть, так же средний ленивый труд, определенный на основании входящих в него ленивых трудов.

Маркс так же утверждает, что существует абстрактный, средний общественный труд, создающий меновую стоимость товара.

Таким образом, всего существует четыре вида труда.

Существование четырех трудов, которые возникают в результате анализа теории Маркса, есть опровержение его теории двойственности труда.

Очевидно, что Маркс, введя понятие абстрактного среднего общественного труда, перепутал, его со средним ленивым трудом. А этот средний ленивый труд стоимости создать не может.

Что это означает? Пытаясь решить противоречие о лени, Маркс подменяет труд ленивый абстрактный на абстрактный средний общественный.

 

Но абстрактный средний общественный труд не создает товар, но только одну стоимость.

С другой стороны средний ленивый труд создает только товар, но не создает стоимости.

Между товаром, созданным ленивым трудом, и его стоимостью, созданной абстрактным средним общественным трудом нет никакой связи.

Между созданием товара и созданием его стоимости нет ничего общего.

Стоимость товара создается абстрактным средним общественным трудом, который совершается неизвестно кем, когда, где, в каких количествах, без создания товара.

Но это противоречит основному положению Маркса о том, что стоимость товара создается количеством труда, затраченным на его производство.

Начав с фактического труда человека, Маркс натолкнулся на противоречие о лени. Пытаясь решить его Маркс пришел к абсурдной теории стоимости.

Теория двойственного труда создающего стоимость бессмысленна, а значит, опровергнута.

Заменив ленивый абстрактный труд абстрактным средним общественным, Маркс не заметил нарушения здравого смысла, логики. Этого не заметил никто. А теперь уже и боятся видеть.

Признать неверным двойственность труда, это значит признать изначально бессмысленность и недостижимость целей марксистского учения, а значит бессмысленной деятельность миллионов людей охваченных марксизмом, бессмысленной деятельность тех, кто вел эти миллионы, кого называют великими.

2.2. Простой геометрический пример.

Заметным примером нарушения логики в Капитале является «простой геометрический пример», приведенный Марксом.

В теории эксплуатации Маркс утверждает, что товары обмениваются по количеству затраченного труда, на их производство. При этом формой стоимости является цена. Поскольку цена есть форма стоимости, форма труда, она должна отражать его количество, - количество среднего общественного труда, или времени.

Возникает вопрос. Как образуется цена товаров, или как количество труда становится ценой?

Очевидно, чтобы определить цену, надо измерить труд. Труд измеряется временем. Но суть в том, что измерить можно только ленивый фактический труд. Но ленивый труд меновой стоимости не создает.

Меновую стоимость, как говорит Маркс, создает средний общественный абстрактный труд. Но этот труд временем измерить невозможно. Поэтому Маркс вынужден изобретать способы проявления стоимости, - изобретать способы появления цены. Их два.

Первый способ расчета меновой стоимости Маркс описывает в «простом геометрическом примере».

Стр. 45 «Иллюстрируем это простым геометрическим примером. Для того чтобы определять и сравнивать площади всех прямолинейных фигур, последние рассекают на треугольники. Самый треугольник сводят к выражению, совершенно отличному от его видимой фигуры, - к половине произведения основания на высоту. Точно так же и меновые стоимости товаров необходимо свести к чему-то общему для них, большие или меньшие количества чего они представляют».

Выделим: «Точно так же и меновые стоимости товаров необходимо свести к чему-то общему для них, большие или меньшие количества чего они представляют».

Меновые стоимости необходимо свести к какому-то количеству.

«Простой геометрический пример» содержит метод расчета площадей многоугольников. Следовательно, по аналогии, этот метод следует использовать для расчета стоимости произведенных товаров.

Иначе говоря, каждый товар, например кухонный стол, следует разложить на какие-то элементарные товарные треугольники, рассчитать их по какой-то формуле, сложить, и получить результат - стоимость товара. Например, стоимость кухонного стола равна ровно 50 трудовым часам.

Маркс дает методику расчета стоимости товара, но не дает ни одного примера расчета такой стоимости. Почему? Причина очевидна. Стоимость товара так определить невозможно. Никаких элементарных товарных треугольников не существует, никаких формул их расчета так же нет.

Зачем Маркс говорит о заведомо нелепых вещах? Ответ один. Маркс не уважает логику, и когда она противоречит его идеям, он легко расстается с ней.

2.3. Опровержение форм стоимости.

Цену товара определить методом треугольников невозможно, поэтому Маркс предлагает другой вариант появления цены, через формы стоимости.

Стр. 57 «А. Простая, единичная, или случайная, форма стоимости. Х товара А = у товара В. Тайна всякой формы стоимости заключена в этой простой форме стоимости. Ее анализ и представляет поэтому главную трудность.

Два разнородных товара А и В, в нашем примере холст и сюртук, играют здесь, очевидно, две разные роли. Холст выражает свою стоимость в сюртуке, сюртук служит материалом для этого выражения стоимости. Первый товар играет активную, второй пассивную роль. Стоимость первого товара представлена как относительная стоимость, или он находится в относительной форме стоимости. Второй товар функционирует как эквивалент, или находится в эквивалентной форме».

Допустим, что так. Но возникает вопрос, как эквивалентный и относительный товары определяют свою пропорцию обмена? Как эквивалентная форма связана с меновой стоимостью с количеством среднего общественного труда?

Маркс берет произвольную пропорцию обмена эквивалентного и относительного товара и на этом основании выстраивает теорию образования цены. О том, как образуется пропорция, Маркс не говорит ничего.

Как образуется пропорция обмена товаров? На основании чего она возникает? Цена не может быть ее основанием, поскольку по Марксу, цена сама является следствием пропорции, - стоимости.

Остается только стоимость. Но величина меновой стоимости, созданной средним абстрактным общественным трудом человеку не видна, не известна, измерена быть не может. Как же стоимость создает пропорцию обмена?

Стоимость людям не известна, но Маркс утверждает, что стоимость известна самим товарам, которые на ее основе, сами без людей, устанавливают свою пропорцию обмена.

Такое положение возможно только при условии, что товары обладают неким товарным разумом, который позволяет им самим определять пропорцию обмена, и сообщать об этом человеку.

Именно это прямо и утверждает Маркс.

Стр. 93 «Если бы товары обладали даром слова, они сказали бы: наша потребительная стоимость, может быть, интересует людей. Нас, как товаров она не касается. Но что касается нашей вещественной природы, так это стоимость».

Стоимость, которая «касается» товаров это и есть пропорция обмена, и она определяется самими товарами. Так утверждает Маркс.

Утверждая существование эквивалентных и относительных форм стоимости товаров, форм, которые существуют без людей, и вне людей, Маркс, этим самым утверждает существование товарного разума, в товарных головах, который создает возможность общения товаров друг с другом, и с их владельцем.

Стр. 105 «Стоимость железа, холста… так сказать существует лишь в их голове. Хранителю товаров приходится поэтому одолжить им свой язык, или навесить на них товарные ярлыки,…»

Когда Крылов в басне пишет: «Кукушка хвалит петуха, за то, что хвалит он кукушку», то это смешно, и понятно всем.

Но когда Маркс утверждает, что подобно кукушке и петуху все товары общаются друг с другом, это то же басня, только научная, но это уже не смешно.

Теория цены Маркса предполагает существование товарного разума. Но само предположение о существовании товарного разума есть опровержение теории цены. В других опровержениях уже нет необходимости.

2.4. Две меновых стоимости товара.

Стр. 50 «Эта двойственная природа содержащегося в товаре труда впервые критически доказана мною».

Возвратимся еще раз к идее двойственности труда. По Марксу, абстрактный труд создает меновую стоимость, конкретный сам товар.

Из этой идеи следует очевидный вывод, что в каждом товаре существует всего одна меновая стоимость.

Но это основное положение Маркса противоречит и опыту, и его теории о рабочей силе.

Стр. 204. «То обстоятельство, что для поддержания жизни рабочего в течение 24 часов достаточно половины рабочего дня, нисколько не тому, чтобы рабочий работал целый день. Следовательно, стоимость рабочей силы и стоимость, создаваемая в процессе ее потребления, суть две различные величины. Капиталист, покупая рабочую силу, имел в виду это различие стоимости».

Отсюда, по Марксу, существуют две стоимости, - стоимость самой рабочей силы, и стоимость, созданная рабочей силой, которые отличаются друг от друга, и могут быть не равны между собой.

Стоимость самой рабочей силы равна тем продуктам, которые она потребляет. Откуда берутся продукты, которые потребляет рабочая сила? Эти продукты есть результат труда самой рабочей силы.

Рабочая сила производит продукты, рабочая сила и потребляет продукты. Каждый продукт вначале создается рабочей силой, и является продуктом производства, а затем потребляется рабочей силой, и является продуктом потребления.

Это значит, что у каждого продукта, товара, две стоимости, стоимость производства и стоимость потребления.

О существовании двух стоимостей каждого товара и говорит бухгалтерский учет, который основан на существовании себестоимости, и стоимости.

Две стоимости товара говорят, что существует два вида труда, - труд производства, и труд потребления. Что это такое?

Труд производства создает новый товар, и его себестоимость. Величина себестоимости известна абсолютно точно, и равна стоимости товаров потребленных во время его производства. Стоимость потребленных товаров есть стоимость самой рабочей силы, и равна ее зарплате, - цене производства.

Произведенный товар поступает в продажу, возникает цена продажи, которая может отличаться от цены производства. Цена продажи, или потребления говорит о существовании второй стоимости, и второго труда формой которого она является, - труда потребления.

Стоимость рабочей силы, или величина труда производства известна точно. Иначе дело обстоит с трудом потребления.

Маркс утверждает, что товары обмениваются по меновой стоимости, по количеству труда затраченного на его производство. Но что значит обмен по труду?

Обмен товаров по труду, фактически означает, продажу и покупку труда содержащегося в товаре, а так же потребление купленного труда. Если это так, то товар можно уподобить ореху, внутри которого труд, как внутри ореха зерно. Тогда для потребления труда необходимо расколоть товар, как орех, что бы вынуть зерно.

Разумеется это абсурд. Товар не подобен ореху потому, что в отличие от ореха внутри товара не труда.

Труд в товаре не существует в чистом виде, в виде зерна, или в виде некой самостоятельной субстанции. Труд в чистом виде нельзя, ни продать, ни купить, ни потребить, потому что в таком виде он не существует.

Труд в товаре существует, но не в чистом виде, но существует в ином виде, - в виде полезных свойств товара.

Именно полезные свойства товара удовлетворяют человеческие потребности, в них и воплощается труд, затраченный на изготовление товара.

Стр.43 «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам удовлетворяет какие-либо человеческие потребности».

Товар есть товарное тело, и полезные свойства. Ничего кроме этого в товаре нет.

Следовательно, обмен по труду есть фактически обмен по полезным свойствам товара.

Процесс превращения труда в полезные свойства товара сложен и не однозначен. В этом процессе затраченный труд не всей своей величиной может превратиться в полезные свойства товара, лишь частично, но даже если и весь труд превратится в полезные свойства, то величина самих полезных свойств может измениться в связи с изменением потребностей самих людей.

 

Отсюда следует, что величина полезных свойств товара в каждый данный момент времени неопределенна, и может меняться.

Определение величины полезных свойств товара, есть определение фактической величины затраченного труда, или труда потребления.

Таким образом, существуют два вида труда, - труд потребления, и труд производства, и два вида стоимости, создаваемые этими трудами.

Труд потребительный и труд производительный связаны между собой, но это сложные зависимости.

Определить величину потребительного труда по производительному труду невозможно, это можно сделать только по самому товару, исследуя его свойства, и потребности общества в этих свойствах. Для измерения труда, и полезности, и существуют деньги.

Труд производства есть себестоимость товара. Потребительный труд есть его стоимость.

Оба эти труда, и их стоимости имеют форму цен. Разность цен есть прибыль труда.

Выводы.

1. Прежде всего, теория двух стоимостей просто и понятно решает парадокс формы и содержания. Из нее следует, что цена всегда равна стоимости. Цена потребительного, и цена производительного труда всегда равна своим стоимостям.

В то же время эти две цены могут быть не равны, между ними возможна разность, или разность между ценой одного труда, и стоимостью другого.

2. В каждом товаре существуют две стоимости. Теория Маркса есть теория одной стоимости каждого товара.

Две стоимости каждого товара есть полное опровержение теории одной стоимости товара, полное опровержение «Капитала» Маркса.

2.4. О труде предпринимателя.

Существование двух стоимостей каждого товара, дает возможность понять процесс образования стоимости в продаже, возможность чего полностью исключает Маркс.

Маркс тратит значительные усилия что бы доказать, что в товарообмене прибавочная стоимость не возникает. Эти доказательства даны в четвертной главе «Капитала».

Зачем ему это надо? Маркс хочет доказать, что труда предпринимателя нет в прибавочной стоимости созданной наемным рабочим. Для этого Маркс анализирует все ситуации и эквивалентного, и не эквивалентного обмена товаров. Вывод его однозначен.

Стр.174 «Как ни вертись, а факт остается фактом: если обмениваются эквиваленты, то не возникает никакой прибавочной стоимости, и если обмениваются неэквиваленты, тоже не возникает никакой прибавочной стоимости. Обращение, или товарообмен, не создает никакой стоимости».

Верно ли это? Только частично.

Прибавочная стоимость не существует в чистом виде, но существует в виде прибавочного продукта, который является материальной формой прибавочной стоимости. Прибавочный продукт создается в производстве, и физически не может возникнуть в продаже. Соответственно и прибавочная стоимость прибавочного продукта так же не может возникнуть в продаже.

Но есть и другая сторона этого вопроса. В товарообмене возникает не сам продукт, но возникает, или точнее, определяется величина его полезности, как цена продажи.

Цена продажи, и цена себестоимости товара могут быть не равны, могут быть не равны производительный, и потребительный труды, затраченные на создание товара, и его полезности. Этот факт и отмечает Маркс.

Стр. 119 «Следовательно, возможность количественного несовпадения цены с величиной стоимости, или возможность отклонения цены от величины стоимости, заключена уже в самой форме цены».

Очевидно, что в том случае, когда цена продажи не равна цене себестоимости, когда стоимость больше или меньше себестоимости возникает дополнительная прибавочная стоимость, или добавочная стоимость, с плюсом, или минусом.

Таким образом, в каждом продукте, товаре, созданном рабочей силой есть добавочная стоимость.

Конечно, в своей теории Маркс утверждает, что в среднем цена всегда равна стоимости. Но где доказательства? Их нет и быть не может. (Вопрос о ценах и стоимостях решен выше, в теории двух меновых стоимостей)

Но допустим, что так, однако возникает вопрос, в течение какого периода цена не соответствует стоимости? Столетия? Тысячелетия? А что происходит внутри периода, когда цена не соответствует стоимости?

В этот период происходит процесс перераспределения прибавочной стоимости, как об этом говорит сам Маркс.

Стр. 173 «Товаровладелец А может быть настолько ловким плутом, что всегда надувает своих коллег В и С, в то время как эти последние при всем желании не в состоянии взять реванш».

Каждый предприниматель в процессе обмена может либо приобрести добавочную стоимость, за счет разности цены и стоимости, либо потерять ее, а с ней и прибавочную стоимость, полученную, как говорит Маркс, путем эксплуатации.

Отделить добавочную стоимость от прибавочной невозможно. Это означает, что прибавочная стоимость, созданная наемным рабочим, не является таковой до тех пор, пока не пройдет процесс обмена, которым руководит предприниматель, пока не станет ценой, пока к ней не добавится добавочная стоимость, с плюсом, или минусом, созданная трудом предпринимателя, руководителя процесса обмена, «ловкого плута», как говорит Маркс, или менеджера, как говорит современная экономика.

Маркс хочет доказать, что труда предпринимателя нет в прибавочной стоимости. Ответ очевиден. Труд предпринимателя есть добавочная стоимость в общей величине прибавочной стоимости.

А это еще раз говорит, что экономическая теория эксплуатации «Капитала» неверна.

Возникает вопрос, где Маркс совершил исходную ошибку?

Теория Маркса, «Капитал» начинается с уравнения обмена товаров. Здесь и заключена исходная ошибка Маркса.

Глава 3. Новая теория полезности товара, труда, и денег.

3.1. Анализ уравнения обмена.

1. В основе экономической теории эксплуатации «Капитала», теории двойственности труда лежит предложенное Марксом уравнение обмена. Маркс утверждает, что всякий обмен товаров есть равенство этих товаров.

Стр. 45 «Возьмем, далее, два товара, например пшеницу и железо. Каково бы ни было их меновое отношение его всегда можно выразить уравнением, в котором данное количество пшеницы приравнивается известному количеству железа, например: 1 кв. пшеницы = а центнерам железа».

«1 кв. пшеницы = а центнерам железа»

Обмен есть уравнение, есть равенство товаров. Такова очевидная мысль Маркса. Почему Маркс решил, что обмен есть равенство товаров? Об этом он не говорит, это его предположение. Верно ли оно?

Есть предложение проверить это. Если обмен товаров есть уравнение, то оно решается в соответствии с математическими правилами. В соответствии с правилами правую часть уравнения можно переносить в левую, с обратным знаком, и любую часть уравнения представлять в виде суммы.

 

1 кв. пшеницы = а центнерам железа. Или 2 сапога = 3 шляпам.

1 кв. пшеницы - а центнеров железа =? Или 2 сапога - 3 шляпы =?

 

0,5 кв. пшеницы + 0,5 кв. пшеницы =? (не равен а центнерам железа)

1 сапог + 1 сапог =? (не равен 3 шляпам)

Математика говорит, что решение данных выражений невозможно. Данное выражение не имеет решения, следовательно, обмен товаров не является их равенством. Обмен товаров не является равенством товаров.

«Уравнение» обмена нарушает все законы математики.

Что есть обмен товаров? Обмен товаров есть равенство не самих товаров, но того, что скрыто в товарах. Маркс утверждает, что в товарах скрыто равное количество абстрактного труда.

В этом случае обмен должен быть записан иначе. Если труд делает товары соизмеримыми то, так надо и писать:

А единиц труда содержащегося в (1 квартере пшеницы) = А единиц труда содержащегося в (а центнерах железа).

Это выражение имеет решение, оно является уравнением. Но для его решения необходимо измерить эти труды А, и показать их равенство.

 

Маркс не измеряет труды. Он считает, что поскольку каждый обмен есть равенство, то это и есть доказательство.

 

Не верно. Не уравнение обмена товаров является доказательством равенства содержащихся в товарах трудов, но напротив, доказательство равенства содержащихся в товаре трудов может быть доказательством обмена товаров, как равенства.

2. Что бы доказать, что труд А, товара 1 = труду А, товара 2, надо измерить труды. Для этого надо выделить труд, содержащийся в товарах 1 и 2.

Стр. 46. «Рассмотрим теперь, что же осталось от продуктов труда. От них ничего не осталось, кроме одинаковой для всех призрачной предметности, простого сгустка лишенного различий человеческого труда,…»

Отсюда следует, что по Марксу, труд находится в товаре как бы в виде некоего «сгустка». Это «сгусток и надо выделить.

Очевидно, что ни «сгусток», ни труд из товара выделить, и измерить невозможно.

Можно измерить труд, затраченный при изготовлении товара.

Стр. 46. «Все эти вещи представляют собой теперь лишь выражения того, что в их производстве затрачена рабочая сила, накоплен человеческий труд».

Затраченный труд можно измерить. Но труд затраченный при изготовлении товара, и труд заключенный в самом товаре, «сгусток» это разные труды, и доказать, что они равны невозможно, поскольку измерить труд находящийся в самом товаре, «сгусток», и сравнить его с трудом затраченным на создание товара, невозможно.

Объективно доказать, что труд затраченный, и «сгусток» одной величины невозможно.

Но можно доказать субъективно, или логически, что они не равны.

 

Рассмотрим следующее.

Стр. 49 «Наконец, вещь не может быть стоимостью, не будучи предметом потребления. Если она бесполезна, то и затраченный на нее труд бесполезен, не считается за труд и потому не образует никакой стоимости».

Отсюда следует, что если полезности в товаре нет, то труд, за труд не считается.

Что значит, «не считается»? Затраченный труд не может не считаться трудом, он затрачен, и значит, имеет величину. А вот труд, который как бы находится в самом товаре, «сгусток» величины не имеет, может за труд не считаться, если нет в товаре полезности.

Это значит, что труд, затрачиваемый в процессе производства товара, может не «войти», или не весь «войти» в сам товар, и не весь стать «сгустком». Затрачиваемый труд может «войти» частично в товар, и величина его, находящаяся в товаре, равна величине полезности товара.

3.2. Решение уравнения обмена.

Маркс не замечает, что в «уравнении» обмена он приравнивает товары, как потребительные стоимости. Сутью товаров как потребительных стоимостей является их способность удовлетворять человеческие потребности. Эта способность товаров удовлетворять человеческие потребности есть их полезность, величина этой полезности.

Стр.43 «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам удовлетворяет какие-либо человеческие потребности».

Полезность товара есть комбинация его свойств, удовлетворяющих человеческую потребность. Полезность товаров есть тот самый «сгусток» труда, который не существует как труд, но существует как полезность.

Затраченный труд имеет форму полезности изготовленного продукта.

Товары обмениваются по труду, но не по количеству затраченного труда, а по форме затраченного труда, по величине его полезности, полезности созданного товара. Полезность, в свою очередь так же имеет форму, формой полезности является цена товара.

Возникает вопрос, что такое полезность? Отметим ее свойства. 1. Полезность является объективно-субъективной категорией. В один и тот же момент времени ее величина различна для разных людей. Это значит, что полезность, и ее товарное тело не одно и тоже. В неизменном товарном теле величина полезности может быть различной.

Отсюда следует, что существует два вида труда. Один труд создает сам товар, как внешний предмет, как вещь. Второй труд создает полезность этой вещи.

3.3. Новая теория полезности товара.

Существующие экономические теории можно разделить на две группы, трудовые, и все остальные. Основой такого деления является понятие полезности товара.

Трудовые теории, и прежде всего, Капитал Маркса, отрицают существование величины полезности товара, и влияние ее на стоимость товара.

Остальные экономические теории пытаются как-то учитывать величину полезности товара, ее влияние стоимость.

Понятие величины полезности товара есть то, что не только разделяет экономические теории, но и делает их все неполноценными.

Определение понятия величины полезности товара введение ее в экономическую теорию есть признание и самой полезности, и товароведения, как части экономической науки.

3.4. Величина полезности товара.

Проблема экономической теории двойственности труда, «Капитала» Маркса, в неверном понятии полезности товара.

«Капитал» начинается с определения товара.

Стр.43 «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам удовлетворяет какие-либо человеческие потребности».

Здесь говорится, что товар должен удовлетворять человеческие потребности. В этом суть товара.

Но это определение товара полностью отрицает понятие полезности товара данное так же Марксом.

Стр. 44. «Полезность вещи делает ее потребительной стоимостью. Но эта полезность не висит в воздухе. Обусловленная свойствами товарного тела, она не существует вне этого последнего. Поэтому товарное тело, как, например, железо, пшеница, алмаз, и т. п. само есть потребительная стоимость или благо».

Здесь говорится, что товарное тело само есть полезность. Это означает, что величина полезности всегда прямо пропорциональна величине товарного тела. Это абсолютно неверно. Полезность товара и само товарное тело не одно и тоже.

Если товарное тело само есть полезность, то зачем товару удовлетворять человеческие потребности?

Если само товарное тело есть полезность, то, полезность существует без человека, как без человека существует сам товар, товарное тело. Что такое полезность товара без человека, что это за экономическая, или философская категория?

Полезность товара не может существовать вне человека, или без человека. Иначе, всякое товарное тело всегда должно обладать полезностью, даже если для человека оно бесполезно.

В этом случае бесполезных товаров просто не может существовать. Но бесполезные товары существуют, и об этом говорит сам Маркс.

Стр. 49 «Наконец, вещь не может быть стоимостью, не будучи предметом потребления. Если она бесполезна, то и затраченный на нее труд бесполезен, не считается за труд и потому не образует никакой стоимости».

Бесполезные товары существуют. Это означает, что товарное тело не является полезностью. Конечно, полезность не существует вне товарного тела, но и самим товарным телом она не является. Что такое полезность товара?

Рассмотрим еще раз определение товара.

«Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам удовлетворяет какие-либо человеческие потребности».

Товар, товарное тело обладает свойствами. У товара, вещи есть различные физические, химические, - природные свойства. Эти свойства и определяют полезность товара.

Свойства товара имеют и объективные, и субъективные характеристики.

Объективные свойства связаны с товарным телом, и не могут существовать вне его.

Но все объективные свойства товара оцениваются человеком, все они становятся субъективными.

Например, расход топлива легковым автомобилем имеет объективную характеристику, величину. Но для кого-то и 6 литров много, а для кого-то и 15 норма. Эта субъективность сказывается на полезности автомобиля.

При субъективной оценке человеком объективных свойств товара они меняются в зависимости от изменения отношения человека к товару, без изменения самих объективных свойств, без изменения товарного тела.

Они могут и уменьшатся, и увеличиваться, как например полезность картин, произведений искусства, с течением времени, без изменения самого товарного тела.

Каждый товар подобен емкости для содержащейся в ней полезности. Объем этой емкости определяют объективные свойства товара.

Субъективное изменение объективных свойств товара изменяет их масштаб, ведет к изменению объема полезной емкости товара, а следовательно, к изменению величины полезности товара, содержащейся в этом объеме.

Вывод очевиден. Полезность имеет величину, и она может меняться без изменения самого товарного тела.

Полезность имеет величину, и стоит только осознать этот факт, как все становится на свои места.

Определение полезности товара данное в Капитале не верно. И это заблуждение Маркса является всеобщим. Оно является источником всех ошибок Капитала, оно является причиной противостояния различных экономических теорий.

Анализ «уравнения обмена», с которого начинается Капитал, Маркс произвел не верно.

3.5. Новая теория труда.

«Капитал» неверен. Но опровержение его невозможно только одним анализом его противоречий. Создание новой теории это есть полное и окончательное его опровержение.

Продукт связан с трудом. Эта связь состоит в следующем: 1.Труд создает продукт. 2. Труд потребляет продукт.

Есть труд производительный, и есть труд потребительный. Оба они связаны между собой, и взаимно обуславливают друг друга.

Потребление продукта есть расход труда, затраченного на его производство, труда существующего в виде полезности продукта, и накопление энергии нового труда. Потребительный труд есть затраченный труд. Потребительный, или затраченный труд есть источник производительного труда, производительный источник потребительного труда.

Новый продукт создается производительным трудом. Если новый продукт полезен, он получает свою цену продажи. Цена продажи равна полезности продукта. Производительный труд, его величина, и его стоимость всегда равны полезности произведенного продукта, и равны цене, в которой полезность получила количественную форму, - цене продажи.

Труд производительный, и труд потребительный могут быть не равны по величине.

Количество производительного труда равно количеству произведенных продуктов.

Количество потребительного труда равно количеству потребленных продуктов.

Количество труда измеряется стоимостью, продукт, - ценой.

Стоимость производительного труда равна цене потребленных продуктов.

Стоимость потребительного труда равна цене продажи.

Цена произведенных продуктов есть продажная цена.

Цена потребленных продуктов есть себестоимость.

Цена всегда есть форма стоимости. При этом, цена продажи всегда равна стоимости, цена потребления всегда равна себестоимости.

Разность между количеством произведенного продукта, и количеством потребленного продукта за все время создания единицы нового продукта есть прибавочный продукт.

Разность между производительным и потребительным трудом, за время создания нового продукта есть прибавочный труд, или прибавочная стоимость, - прибыль.

Цена прибавочного продукта, равна величине прибавочной стоимости. Цена прибавочного продукта есть прибыль. Прибыль есть форма прибавочной стоимости.

3.6. Новая теория денег.

Таким образом, существуют два вида труда, - труд потребления, и труд производства, и два вида стоимости, создаваемые этими трудами.

Определить величину производительного труда непосредственно по процессу труда невозможно, это можно сделать только по самому товару, исследуя его свойства, и потребности общества в этих свойствах. Для измерения труда, и полезности, и существуют деньги.

Суть проблемы поднятой Марксом в Капитале состоит в том, что бы доказать, что товары обмениваются по количеству затраченного труда. Доказательство этого будет означать, что каждый человек должен получить свою долю общего продукта по количеству затраченного труда. Для этого Маркс создает свою гигантскую систему доказательств, содержащую бесчисленное количество ошибок.

Эту проблему можно сформулировать иначе, тогда и доказательство станет короче.

Товары, их производство есть плод коллективного труда. Возникает проблема разделения совместно произведенного товара, - как правильно распределить совместно произведенный продукт между всеми участниками его производства?

Ответ очевиден. Труд, количество затраченного труда, каждым участником производства есть единственный способ раздела, или распределения совместно произведенного продукта. Никакого другого способа распределения продукта не существует.

Никакого другого доказательства того, что труд есть единственный способ распределения общего продукта не надо, это есть аксиома, - истина, не требующая доказательства.

Вопрос не в доказательстве того, что товары обмениваются по труду, но в том, что бы точно измерить величину затраченного труда.

Для распределения продукта необходимо определить точную величину затраченного труда. Труд имеет два вида, физический, и умственный. Физический труд рабочего можно примерно измерить в часах, но умственный труд в часах измерить даже приблизительно невозможно.

Для точного распределения продукта необходимо точное измерение обоих видов труда, а для этого необходимо измерение самого результата этих двух трудов, - товара, его полезности. Для точного измерения обоих видов и труда, и полезности товара и созданы деньги.

Деньги есть средство измерения труда, это их единственная прямая функция. Все остальные функции денег есть следствие этой основной функции денег. Таким образом, само существование денег, их назначение для измерения труда, и обмен товаров по деньгам, по ценам, показывающим величину денег, есть доказательство обмена товаров по труду.

Деньги есть баллы, которыми можно измерить все особенности физического труда, его сложность, длительность, квалификацию, условия, и т.д. Это измерение труда в деньгах совершается в каждом трудовом коллективе.

В баллах, или деньгах, труд участников производства товара получает количественную величину.

Получив свои деньги, участник производства получает возможность получить свою долю общего продукта. Для этого он должен определить величину полезности товара, который намерен приобрести.

Полезность товара покупатель определяет в деньгах, которые становятся ценой. Полезность товара получает количественную оценку. Поскольку в деньгах ранее был измерен труд, то измерение полезности в деньгах, есть измерении ее величиной труда.

В деньгах и труд, и полезность разнородные понятия получают измерение в одной системе, и становятся соизмеримы.

В итоге труд измеряется деньгами дважды. Первый раз прямо, по условиям совершения труда, его количеству, второй по результату труда, по полезности произведенного продукта.

Товар так же измеряется дважды, через количество труда, и через полезность, через себестоимость, и через стоимость.

Разность стоимости, и себестоимости есть прибыль труда, или производительность труда, созданная умственным трудом, выраженная в деньгах.

Заключение.

3.7. Противоречия экономической теории Маркса.

В трудовой теории Маркса нет понятия труда потребления. У Маркса есть только один производительный труд, используя который он пытается определить прибавочную стоимость, разделив его надвое, на труд абстрактный, и конкретный.

Маркс запутался в собственных абстракциях, и вместе с собой запутал тысячи экономистов.

В своем анализе товара Маркс совершает две ошибки. Первая ошибка в том, что Маркс называет количество израсходованного труда стоимостью произведенного товара. При этом он не объясняет, откуда берется израсходованный труд, что является источником израсходованного труда, источником стоимости.

Очевидно, источником стоимости, источником израсходованного труда, его энергии являются потребленные продукты. Значит количество затраченного труда, или стоимость, относится к потребленным продуктам, а не к произведенному продукту.

Вторая ошибка в том, что количество потребленного продукта Маркс называет и стоимостью произведенного продукта, без учета полезности этого произведенного продукта.

Цена становится формой стоимости, формой, которая изменяется без изменения содержания. Возникает непонятная разность между ценой и стоимостью, между формой и содержанием. Как следствие этого, возникает прибавочная стоимость, которой не должно быть. Возникает тупик теории, абсурд.

Труд двойствен, но он не абстрактный и конкретный одного производительного труда, как придумал Маркс.

Труд имеет два вида, производительный и потребительный. Это объясняет все. И происхождение прибавочной стоимости, и ее вид, как количество прибавочного продукта, и источник прибавочного продукта, - количество потребленного продукта.

При таком раскладе эксплуатация возникает, как непропорциональное распределение прибавочного продукта.

Такая эксплуатация вполне регулируется государством.

3.8. Промышленная история общества.

Есть труд, создающий товарное тело, и есть труд создающий полезность товарного тела. Разность между ними есть прибыль, или производительность труда.

История промышленности есть история сокращения количества труда затрачиваемого на создание единицы товара, и роста труда затрачиваемого на создание величины полезности единицы товара.

История промышленности есть и история человечества. История человечества есть история производительности труда.

Глава 4. Производительность труда.

На каждом заводе во времена СССР был лозунг: «производительность труда самое главное и важное для победы нового общественного строя».

Не смотря на распад СССР, этот лозунг был, и остается верен, - производительность труда самое главное, и важное для развития и предприятия, и государства.

Что такое производительность труда?

Товары есть богатство мира. Богатство человека, и общества определяется количеством товаров, которым они могут пользоваться. Источником товара является его производство. Количество производимых товаров зависит от скорости производства товаров, - количества времени затраченного на производство единицы товара. Очевидно, что чем выше скорость производства товаров, тем самих товаров может быть больше. Скорость производства товара и есть производительность труда.

Скорость производства товаров связана со скоростью их потребления. Оба эти колеса экономики должны вращаться с одинаковой скоростью, и если одно из них тормозит, то и второе замедляется. Экономика падает на бок.

Любое государство можно уподобить транспортному средству, - автомобилю. У государства так же должен быть прибор, показывающий скорость его движения его водителю, его пассажирам. Государство это экономика, экономическая система, состоящая из отдельных предприятий. Необходим прибор показывающий скорость движения и отдельного завода, и всей государственной экономической системы.

Этот прибор, показывающий скорость движения экономики предприятия, и государства называется производительность труда. Следовательно, экономическая наука, теория, изучающая экономику, есть, прежде всего, наука о производительности труда.

Экономическая наука должна иметь, во-первых, единое определение самого понятия производительности труда, во-вторых, иметь единую методику измерения производительности труда, и в-третьих, определить методы управления производительностью, или способы достижения максимальной производительности труда.

Работа завода измеряется производительностью труда. Экономическая теория есть теория производительности труда, или скорости производства товара.

Вся деятельность предприятия подчинена производительности труда. Достаточно сказать, что сама прибыль, цель предприятия в рыночной экономике, есть не что иное, как стоимостной показатель производительности труда.

Известны три метода расчета производительности труда, стоимостной, натуральный, трудовой. Все они имеют свои особенности, и недостатки, что делает их не точными.

Стоимостный анализ производительности труда различных предприятий даже в одной экономической системе не является точным.

Стоимостной метод учитывает объем продаж, следовательно, мнение покупателей, которые становятся товароведами, покупая товар. Следовательно, стоимостной метод учитывает величину полезности товара.

Но сам стоимостной метод даже в одной экономической системе, не учитывает различие в налогообложении, в законодательстве, различие в конкуренции, или степень монополизации производства, и соответственно не учитывает монопольную прибыль, что в итоге не дает точный результат производительности труда.

В разных экономических системах стоимостной метод расчета производительности труда вовсе не будет объективным.

Необходимо применение натурального, и трудового методов. Но эти методы неприемлемы для расчета производительности труда заводов различных профилей, выпускающих разнородные товары.

Эти методы применимы только к заводам, выпускающим товары одного вида. И для этого необходим товароведческий анализ товара, определение величины полезности товара, и определение производительности с ее учетом.

Необходимо введение товароведения в экономическую науку. Товароведческая экспертиза может дать точную оценку величины полезности товара. Трудовой способ подсчета производительности труда с учетом величины полезности товара, или коэффициента полезности, даст точную величину производительности, или абсолютную производительность труда однотипных предприятий различных экономических систем.

Без учета величины полезности товара производительность труда не может быть точно определена. В результате, производительность труда, так как она определяется сегодня, не является верной.

В этом причина кризиса советской государственной гражданской промышленности, которая, не имея объективного показателя производительности труда, не смогла оказаться на необходимой высоте.

4.2. Три источника прибыли, или производительности труда.

Первый, - повышение арендной платы, или снижение зарплаты.

Второй, - организация производства.

Третий, - повышение величины полезности товара.

Первый способ давно закрыт, с помощью минимальной зарплаты. Так в США она сегодня составляет 6 д. час.

В России так же есть минимальная заработная плата, но смысл ее иной. Она очень низка, это делает ее бесполезной. В результате половина зарплат России является серой. Налоги не платятся, пенсии не начисляются, идет имущественное расслоение людей, искажается форма товарного рынка, страдает экономика, люди. Но доктора проблемы не замечают.

4.3. Организация производства.

Об этом писали доктора экономических наук, не переступая завода. Вот та причина, по которой реальные проблемы организации производства не были замечены, и не устранены до сих пор.

Полный отрыв экономической науки от производства причина кризиса гражданской промышленности СССР.

Разгосударствление и приватизация гражданской промышленности России есть показатель беспомощности всей экономической науки.

Организация труда повышает производительность труда двумя факторами, - интенсивностью, и технологичностью, увеличением их скорости.

Интенсивность есть количество живого, человеческого труда затраченного на единицу товара, или на час производства. (скорость живого труда)

Технологичность есть количество технологического времени затраченного на единицу товара, или на час производства. (скорость технологии)

4.4. Полезность товара как источник стоимости.

Полезность товара, увеличение полезности товара является единственным прямым способом получения прибыли. Но самого понятия величины полезности товара экономическая наука не только не знает, но тем и занимается, что отрицает это понятие.

Полезность есть коэффициент отклонения полезности реального товара, от идеального, или товара-конкурента.

Теория Маркса, как и все существующие, есть теории отрицающие существование величины полезности товара.

Сегодня, подделки товаров, продуктов питания, лекарств, стали общественной проблемой. И доктора экономических наук не могут не понимать, что подделанные лекарства имеют низкую полезность, но они не знают, как учесть это в экономической теории.

В экономической науке полезность товара определяется как свойство товарного тела. Это заблуждение не осознано экономистами.

Полезность связана с товарным телом, но не является им самим.

Экономическая наука создала понятие «предельной полезности». Что это такое никто не знает, но в этом-то и прелесть. На трактовке этого понятия можно защитить сотни докторских диссертаций, и ни кто не поймет бессмысленности этого.

Где применяются докторские диссертации экономистов? Могут ли они быть применимы? Есть ли в них смысл? Или об этом нельзя спрашивать, как нельзя спрашивать писателя о написанных им книгах, художника о написанных им картинах?

А может быть именно потому, что эти диссертации внедряются, Россия является нищей? Именно так.

Все различие частного предпринимателя, и госчиновника, директора государственного завода состоит в том, что частник прекрасно знает источники прибыли, и ему плевать на научные теории, а чиновник вынужден подчинятся докторам наук их теориям, их рекомендациям, оформленным в различных документах.

И когда экономисты говорят о недопустимости вмешательства государства в промышленность, они говорят о самих себе, что бы их самих не воспринимали в серьез.

4.5. Паспортизация экономики.

Общество устраивает спортивные соревнования, что бы определить наиболее подготовленные народы, государства. Но производство товаров есть наиболее важная область, в которой победа крайне важна.

Производство товаров есть главное соревнование государств, народов, даже если этого они не хотят признавать.

Необходимо составить паспорта всех наиболее значимых предприятий, в которых отразить абсолютную производительность труда предприятий, на основании имеющихся статистических данных.

Это позволит обществу контролировать производство.

Само знание точной величины абсолютной производительности труда является средством совершенствования работы предприятия.

Производительность должна быть связана с распределением прибыли, направлением ее на их рост. Регулировать это следует с помощью налогообложения.

Паспортизация предприятий задача экономистов. Экономические институты, и организации вполне способны совершить такое паспортирование.

Отсутствие объективного показателя работы предприятия, производительности труда, привело к застою промышленности, распаду СССР.

Экономическая наука не смогла определить абсолютную производительность труда предприятий СССР. Теория Маркса не допускает существования полезности, ее величины, или коэффициента полезности. В свою очередь без коэффициента полезности невозможно определение и производительности труда. Без производительности труда производство осталось без приборов контроля, и как падающий самолет разбилось о землю.

Производительность труда должна подлежать государственному регулированию, и для этого необходимо введение коэффициента полезности в экономическую теорию.

Использованию этого коэффициента мешает экономическая теория Маркса, которая отрицает существование коэффициента, или величины полезности товара.

До тех пор, пока экономическая наука, теория, не признает существование полезности товара, ее величины, или коэффициента, она будет блуждать в трех соснах, строго по пословице, а с ней и все общество.

Экономическое развитие общества определяется экономической теорией, именно отсталость ее является причиной экономических кризисов, она, и уснувшее с ней экономическое сообщество является главной проблемой.

Экономисты должны признать понятие величины полезности. Только тогда станет возможно точное измерение состояния производства, и управление им.

4.6. Величина социализма.

Товары есть богатство общества, следовательно, произвести как можно больше, быстрее, дешевле товаров всех видов, есть первая задача общества.

Товары существуют для их потребления, следовательно, потребить все произведенные товары, потребить как можно больше товаров есть вторая задача общества.

 

Связь между производством и потреблением товаров очевидна. И производство, и потребление есть постоянно возобновляемый процесс. Эти два процесса можно уподобить вращению колес государства. Их скорости должны быть равны. Если тормозит одно колесо, то тормозит и второе, скорость движения государства падает.

Скорость производства определяется состоянием производительных сил, их состояние определяется состоянием науки. Состояние и производительных сил, и науки определяет конкуренция между людьми, производствами, нациями, государствами.

Конкуренция есть право подавления слабого, и право на выживание сильного. Если конкуренция есть благо для общества, то признание ее есть признание права силы, и внутри общества, и между ними.

Конкуренция, или право силы, может быть цивилизованной, или ограниченной, и не цивилизованной, не ограниченной.

Максимальная скорость производства и потребления определяется цивилизованной конкуренцией, производительными силами, строением рынка, производственными ресурсами.

Максимальная скорость определяет максимальное богатство общества. Состояние общества, при котором оно максимально богато можно назвать социализмом. Социализм есть степень производительности труда общества.

Социализм, есть максимальная скорость производства и потребления товаров всех видов, необходимых для существования, и развития общества.

Товаров существует великое множество, но число видов товаров ограничено. Всего существует примерно 7 видов товаров. Товары вида: еды, одежды, жилья, вооружений, культуры, передвижения, производства.

Для определения скорости вращения государственных колес, скорости движения государства, необходим спидометр, прибор, объективно определяющий эту скорость.

Этот прибор есть производительность труда. Производительность труда есть скорость производства, и потребления товара. Объективное определение производительности труда есть важнейшая задача общества.

Производительность труда есть объективный показатель величины социализма в обществе.

Товары производятся на заводах. Завод есть способ производства товара, есть тот сказочный рог изобилия, из которого сыплется все товарное богатство мира.

Безупречная работа этого рога изобилия есть условие роста производительности труда. Изучение работы этого рога изобилия есть первая задача экономической науки.
Потребление товаров есть вторая задача экономической науки.

Экономическая наука есть наука о производстве, и потреблении товаров, есть наука о производительности труда.

Глава 5. Реабилитация плановой, государственной экономики СССР.

5.1. Реальные проблемы экономики СССР.

5.2. Двух валютная экономика.

Экономическая наука исследует богатство общества, товар, следовательно, обязана исследовать завод, как способ получения товара, с целью ускорения его производства.

Анализ экономики СССР, это анализ состояния завода.

Экономической причиной распада СССР была низкая производительность труда промышленности СССР. Не смотря, на многочисленные попытки, экономическая наука СССР не смогла решить вопрос эффективности промышленности, что и привело в итоге к ее развалу, приватизации.

Экономика СССР существовала почти столетие, и за это время выдержала величайшие испытания, она могла быть модернизирована.

Причины, по которым вопросы экономики не были решены, заключены в теории Маркса. Марксизм, «Капитал» Маркса был причиной образования СССР. Марксизм создал коммунистическое движение, приведшее к созданию СССР. Но именно марксизм, его ошибочность, стала главной причиной его распада.

Политическая, и экономическая теория Маркса не допускала модернизации экономики СССР в необходимых направлениях, и масштабах. Экономическая наука, которая была полностью подчинена теории Маркса, была бессильна, она не могла ни поставить диагноз, ни предложить лечение.

Экономическая наука России была, и по сей день остается в основном, марксистской. Именно по этой причине до сих пор не сделан экономический анализ состояния плановой промышленности СССР. Этот анализ необходим для того, что бы с новых экономических, не марксистских позиций попытаться найти, пусть с опозданием, путь ее возможной модернизации.

Опыт СССР важен для всего человечества. Его необходимо изучать, его необходимо использовать. Его достижения, и главное, – великая государственная промышленность, обеспечивавшая полную занятость населения, уничтожившая нищету, - наиболее отвратительную форму человеческого существования, а так же его технические достижения, будут востребованы.

Кризис советской экономики не означает, что у нее не было никаких перспектив, но означает, только то, что советская экономическая наука, основанная на теории Маркса, на Капитале, марксистская экономическая наука, не смогла решить возникшие проблемы экономики.

Опровержение «Капитала» есть условие реабилитации плановой, государственной экономики.

Проблемы советской, государственной плановой экономики могли быть решены, но только вне теории Маркса.

Изменения человеческого общества, экономический кризис, создание новой теории денег позволяет с новых теоретических позиций вернутся к рассмотрению проблем советской экономики и предложить новые способы решения ее проблем.

Конкретных причин низкой эффективности промышленности СССР, плановой промышленности – 6. Но прежде чем говорить о них, следует сказать главное.

 

Вся промышленность СССР, или плановая государственная промышленность состояла из двух примерно равных по масштабам промышленных систем, почти не соприкасавшихся между собою, и имеющих разные принципы организации. Одна экономическая система это ВПК, другая,- ГПК,- гражданский промышленный комплекс.

Экономический кризис СССР, плановой экономики, который существовал реально, был, и являлся кризисом не всей плановой промышленности, но только, и исключительно ГПК,- гражданского промышленного комплекса.

Промышленная система ВПК, по своей мощности равная великому промышленному государству, никогда экономического кризиса не испытывала, напротив, ВПК, всегда работал выше всех мировых стандартов, показывая образцы эффективности недостижимые частной промышленностью, и не возможные для нее в принципе.

Образцы военного вооружения, массово выпускаемые и сегодня,- самолеты, атомные корабли, ракеты, танки, до сих пор не превзойдены в мире. Это неоспоримое свидетельство совершенства ВПК.

Именно ВПК РФ, наследник ВПК СССР и сегодня является основой безопасности РФ, показывая эффективность выше мировых уровней. Эффективность ВПК РФ, эффективность государственной, экономики, остается высочайшей в мире, и это не подлежит опровержению.

Если не дай Бог, ВПК РФ будет приватизирован, то РФ перестанет существовать с момента приватизации ВПК. Приватизация не показала ее эффективности.

Кризиса плановой государственной промышленности ВПК не было, значит, его могло не быть и в ГПК.

С точки зрения завода нет никакой разницы между танком, и стиральной машиной. Одни и те же станки, технологии, изделия, шестерни, валы, втулки, и на военных заводах, и на гражданских.

Таким образом, реально существовавший в СССР экономический кризис, касался только, и исключительно ГПК. Анализ ГПК показывает в нем 6 причин, являющиеся основой его кризиса.

5.1. Реальные проблемы экономики СССР.

1. Марксисты утверждали, что производительность труда есть самое главное, и важное для победы нового общественного строя. Несмотря на это, величину производительности советского труда они не измеряли, и не могли этого сделать.

Они считали производительность советской промышленности изначально более высокой, и не хотели, и не могли выразить это в цифрах.

Деньги не отражали фактического состояния производительности, других цифр объективно показывающих состояние экономики так же не было.

Марксисты не знали фактического состояния производительности труда ни советской, ни капиталистической экономик, не могли их сравнить, не могли принять никаких мер, жили в счастливом неведении.

Марксистская экономическая наука не выполняла своей главной задачи, она была бесплодна.

2. Низкая эффективность ГПК СССР была результатом низкой полезности, и качества продукции ГПК.

Первая причина низкой полезности, и качества продукции ГПК, заключалась в самой Марксистской теории. В марксизме нет самого понятия величины полезности товара. Марксистская теория не может выразить величину его полезности товара в цифровых показателях, и поэтому не может запланировать его.

Вторая причина этого в различных принципах организации ВПК, и ГПК.

ВПК основан на КБ, – конструкторских бюро, которые являлись создателями товаров, и организаторами, и контролерами производства этих товаров.

КБ Туполева, Сухого, другие, которые существовали во всех областях ВПК, есть основа ВПК.

Военное министерство контролировало полезность, и качество своей продукции, и в этом вынуждено было опираться на КБ.

В ГПК таких КБ не было. Было иное, были заводские КБ, слабые, зависимые, полностью подчиненные производству, что привело к низкой полезности гражданской продукции ГПК.

Марксистская теория не имея понятия величины полезности товара, и с этой стороны оказалась причиной кризиса ГПК.

Следует сказать, что введение госприемки, предпринятое в последний период, было способом решения этой проблемы. Но ГПК не смог принять эту систему госприемки. Именно после этого и начался полный, и окончательный развал СССР.

Введение понятия величины полезности, качества товара позволяет, «оцифровать» величину полезности товара, и соответственно ввести ее в плановый показатель.

3. Гигантский натуральный сельскохозяйственный налог для всех гражданских промышленных предприятий был одной из очевидных причин развала госэкономики.

Этот налог существовал в виде фактической отработки на сельхоз работах работников заводов. Потери промышленного времени, составляли до трети всего совокупного годового времени предприятия.

Этот налог вызывал колоссальную дезорганизацию промышленного предприятия, которая сказывалась на всех сторонах его деятельности. Низкая технологическая, и производственная дисциплина, низкое качество продукции, и как следствие низкая эффективность работы, есть прямое следствие натурального сельхозналога экономики СССР.

Сельхозналог существовал с момента создания плановой промышленности, но именно в последний период он достиг своего разрушительного масштаба. Сельхозналог есть прямое следствие политической доктрины марксизма-ленинизма, которая требовала смычки города и деревни, и превращения крестьянина в сельскохозяйственного рабочего.

Эта доктрина вела к постепенному и полному развалу Русской деревни, и соответственно к необходимости все большей помощи деревне, - к росту сельхозналога.

Сельхозналог, являвшийся одной их причин дезорганизации ГПК, являлся исключительно политическим налогом. Именно по этому, экономическая наука, будучи марксистской в своей основе, не смогла ни увидеть его разрушающего действия, ни отказаться от него.

Ничто иное не мешало ГПК отказаться от натурального сельхозналога, и предотвратить кризис.

 

4. Кризис ГПК связан с особенностью планирования промышленности. План ГПК создавался на основе среднего труда. Это означало, что эффективность ГПК изначально планировалась низкой.

Низкая эффективность ГПК не следствие неэффективности плановой системы как таковой, но следствие самого принципа планирования.

Средний труд является основой марксистской экономической теории. Планирование по среднему труду есть прямое следствие экономической теории Маркса. Ничто иное не мешало ГПК иметь план, основанный на максимальной эффективности труда, и соответственно иметь высокую эффективность.

5. Одной из основных причин вызвавшей кризис ГПК была коллективная премиальная система. Коллективная премиальная система основана на политической доктрине Маркса об особенностях рабочего класса, - его коллективизме. Эта коллективная премиальная система была основой технологической дезорганизации производства, поскольку технологию производства связывала с планом, с премией.

Коллективная премиальная система была и остается основой дезорганизации производства, и технологической, и производственной. Эта коллективная премиальная система действует и поныне, и полностью противоречит действующей конституции РФ, которая гарантирует оплату личного труда человека, и соответственно полностью противоречит закону.

Есть и шестая причина. Она в том, что для развития промышленности необходимы новые кадры, жесткая кадровая политика. Время застоя ГПК это время отсутствия такой кадровой политики. И эта причина вызвана недостатками политического устройства.

Вывод. Все причины дезорганизации ГПК СССР, являвшиеся причинами ее экономического кризиса, были вызваны марксистской политической, и экономической теорией. Именно поэтому они не могли быть замечены экономистами – марксистами, и не смогли быть устранены.

Все эти шесть причин кризиса ГПК могут быть устранены, и тогда ГПК сможет превратится в ВПК,- лучшую в мире производственную систему, которая и поныне является основой РФ.

Воссоздание государственной плановой экономики возможно на новой немарксистской основе.

Существование плановой государственной промышленности, экономики, ни в какой мере не означает, и не ведет к уничтожению частной промышленности, и экономики, но означает совершенно иное, - честную и открытую конкуренцию двух экономических систем. Эта конкуренция будет на благо им обоим, и всему обществу.

5.2. Двух валютная экономика.

Принято считать, особенно после развала государственной промышленности СССР, что частное производство всегда эффективнее государственного. ВПК СССР способен опровергнуть это мнение. Но важно иное, что без государственного производства общество существовать не может, а следовательно, вопрос измерения, и повышения его эффективности будет стоять всегда.

Государственная собственность в форме ВПК была, и остается наиболее эффективной экономикой созданной человечеством. В ВПК государство связывает науку с производством. Только так могут создаваться сложные товарные системы.

ВПК есть способ защиты от внешней угрозы. Никто, приходя в армию, не покупает оружие за собственный счет, но получает его бесплатно. Но помимо внешней, военной угрозы есть внутренняя угроза, способная так же, полностью, уничтожить общество, - это голод, нищета, болезни. Оружие защиты от этой угрозы, есть товары прожиточного минимума. Государственное производство этих товаров организованное по подобию ВПК СССР один из лучших способов этого. Развивать ВПК, и создать подобный ему ГПК, государственный промышленный комплекс, это понятный естественный способ предотвращения любого кризиса, и выхода из него. Никаких препятствий, не допускающих создание ГПК, и его высокой эффективности не существует.

Важнейшим способом повышения эффективности государственного производства является его конкуренция с частным. Для этого необходимо разделение этих двух форм производства. Разделить их можно двумя способами, организационно, и посредством создания самостоятельных валют для каждого из них. Валютное разделение этих двух форм производства позволит сделать прозрачными их денежные потоки, исключить коррупцию, сделать точным экономический анализ.

Валютное разделение двух форм производства позволит соединить несоединимое. Взять лучшее, что наработано опытом ВПК СССР, и лучшее частной, рыночной промышленности.

Создание двух национальных валют в национальной экономике позволит создать устойчивую экономическую систему, в которой не будет места кризисам.

Деньги называют кровью экономики. В организме человека, наиболее совершенного творения природы, две кровеносных системы, и это следует взять за образец.

Основные части двух валютной экономики.

1. Государственное, монопольное производство подобно скелету человека.

2. Частное, конкурентное производство подобно его мышцам.

3.Каждое производство управляется собственным правительством. Два правительства подобны двум половинкам головного мозга.

4.Две денежные системы подобны двум системам кровообращения.

5. Прибыль, - ее сердце.

6. Рынок, - ее желудок.

7. Руки, - трудовой потенциал нации.

8. Ноги,- природные ресурсы.

9.Продукты, – еда экономической системы. Продукты прожиточного минимума, монопольного производства ее хлеб, продукты конкурентного производства ее масло.

Устройство такой экономики подобно устройству человеческого организма, наиболее совершенного творения природы.

Разделение государственной, и частной экономических систем собственными валютами, позволяет сделать обе системы контролируемыми. Это позволит не допускать финансовых преступлений, не допускать их финансового срастания, исключить негативный человеческий фактор, из их функционирования.

Создание двух валютной экономики позволит создать конкуренцию между ними, и по соотношению этих валют, каждый человек сможет наблюдать успехи их обоих.

При этом государственная плановая экономика получит новую основу существования, и развития. Общество получит все преимущества новой государственной плановой системы, постоянное развитие экономики всей в целом, и ВПК, и ГПК, обеспечивающей полную занятость населения в труде, достойный уровень жизни.

Литература. Маркс, Карл. Капитал. Т.1. М., Политиздат,1969.

Юферов Сергей Владимирович. БИТМ инженер-механик. РГГУ экономист. Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 



Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Голосование

В каком направлении должна двигаться Украина?