(0 голоса, среднее 0 из 5)

Опровержение Капитала. Маркс и Цена.

Марксизм имеет множество защитников. Это, прежде всего, институцкая экономическая среда, которая не может допустить опровержения Капитала, поскольку это будет значительное опровержение и самой этой среды.

Но кроме них, на защите марксизма стоит все либеральное движение современного мира. Марксизм родил не только коммунизм, но и либерализм. Либерализм есть боковой отросток марксизма, имеющий общий с ним корень. Именно поэтому либерализм защищает марксизм.

1.По  экономической теории Маркса, изложенной им в «Капитале», в каждом товаре существуют две стоимости, -  потребительная и меновая стоимость, или просто стоимость.

Маркс утверждает, что товары обмениваются по меновой стоимости. Меновая стоимость есть количество труда затраченного на изготовление товара, и соответственно, меновая стоимость всегда равна количеству затраченного труда.

Следовательно, все опровержение экономической теории Капитала заключается в том, что бы показать, что товары не могут обмениваться по количеству затраченного труда.

Доказательство.

Маркс утверждает, что товары обмениваются по меновой стоимости. Но очевидно, фактически, товары обмениваются не по стоимости, но по ценам. Не стоимость, но именно цена есть внешняя форма обмена.

Есть ли различие между утверждением Маркса, об обмене по стоимости, и фактическом обмене по ценам?

Это и следует выяснить.

Цена, по Марксу, есть форма меновой стоимости, и особенность ее в том, что цена может быть не равна своей стоимости.

Цена может быть не равна меновой стоимости, это одно из ясно высказанных положений экономической теории Маркса. Почему цена может быть не равна стоимости?  Причина этого вполне понятна.

Стоимость как количество затраченного труда с момента изготовления товара остается величиной постоянной. В тоже время цена этого изготовленного товара на рынке непрерывно меняется каждый день и час. Стоимость одного и того же товара постоянна, цена переменна. Это значит, что при всяком изменении цены, цена становится не равной постоянной стоимости.

Сама меновая стоимость есть воплощение затраченного труда, можно сказать, что она есть форма затраченного труда. Следовательно, цена есть форма не только меновой стоимости, но и форма затраченного труда. Это значит, что цена может быть не равна не только стоимости, но и количеству затраченного труда.

Цена товара может быть не равна количеству затраченного труда на изготовление этого  товара.

Отсюда вывод. Обмен товаров по ценам не равным количеству затраченного труда означает, что товары обмениваются не по количеству затраченного труда.

Иначе говоря, факт не соответствия цены товара его стоимости, и соответственно, количеству  труда затраченного на его изготовление означает полное опровержение экономической теории Маркса, которая утверждает, что товары обмениваются исключительно по количеству затраченного труда. Для доказательства этого Маркс приводит уравнение обмена товаров, которое, по его мнению, говорит, что именно труд есть общее, и равное в обмениваемых товарах. (1квартер пшеницы = а центнерам железа)

Когда Маркс говорит, что цена товара может быть не равной стоимости этого товара, он забывает,  что в этом случае цена может быть не равной и количеству труда затраченного  на изготовление этого товара. А это значит, что его утверждение о том, что товары обмениваются по количеству затраченного труда не верно.

Товары не могут обмениваться по количеству затраченного труда, и цена показывает этот факт. Цена может быть больше и меньше затраченного труда. Это означает, что существует какой-то фактор, который влияет на цену, и отклоняет ее от величины затраченного труда, от стоимости.

Этот фактор есть конкретный труд.

Товары не обмениваются только  по количеству затраченного труда, и это абсолютно понятный факт. Труд измеряется не только количеством затраченного труда, но и своей полезностью. Любой труд, любой затраченной величины может оказаться бесполезным. Полезным затраченный труд делает тот труд, который Маркс называет конкретным.

Но что бы влиять на затраченный труд, конкретный труд, второй вид труда экономической теории Маркса, смысл которого совершенно непонятен, так же должен иметь величину.

В этом случае конкретный труд так же должен участвовать в обмене товаров, и он участвует. Товары обмениваются по двум видам труда, и абстрактному, и конкретному, и по величине затраченного труда, и по величине конкретного, или полезного труда.

Цена не соответствующая затраченному труду, потому ему и не соответствует, что скорректирована конкретным трудом, который имеет величину, и должен называться иначе, например полезным трудом.

2.Товары обмениваются не по стоимости, а по ценам. Зададим вопрос, что такое цена?

Маркс отвечает однозначно. Цена есть форма стоимости, стоимость есть количество затраченного труда. Допустим, что такое  понятие цены верно. Но и сама цена имеет внешнюю форму, - денежную форму, в которой выражается ее величина.

Есть цена, как экономическое понятие, и есть денежная форма цены.

Возникает вопрос, как образуется денежная форма цены?

Есть два варианта ответа. Первый. Для того, что бы определить денежную форму цены надо измерить саму стоимость, которая является содержанием этой цены, или затраченный труд.

Стоимость должна быть каким-то образом измерена, что бы появилась ее величина, и соответственно, цена.

Давайте измерять стоимость, что, чем, где, как? Оказывается, это невозможно. Стоимость как объект измерения, физически не существует. То что не существует физически невозможно измерить.

Стоимость есть количество затраченного труда, следовательно,  стоимость можно измерить косвенно, измерив затраченный труд.

Если товары обмениваются по количеству затраченного труда, то необходимо измерить это количество труда. Давайте сделаем это практически.

Что надо измерять?  Время?  Какое время, чем? Оказывается и это невозможно.  То время, которое возможно измерить, фактическое время работы не соответствует стоимости, в связи с  противоречием, - чем больше времени работы, чем ленивее работа, тем больше стоимость.

А то время, которое может соответствовать стоимости, среднее общественно необходимое время измерить нечем, - нет таких часов.

Вывод. Ни прямо, ни косвенно измерением стоимости, или затраченного труда получить форму цены невозможно.

Поэтому, Маркс дает свое, второе объяснение и превращения стоимости в свою форму – цену, и цены в деньги. Для этого он предлагает теорию относительного и эквивалентного товаров.

Для определения формы цены, конкретной цены конкретного товара Маркс не предлагает измерять ни стоимость этого товара, ни количество труда затраченного на его изготовление.

Вместо этого Маркс, предлагает теорию относительного и эквивалентного товаров. Каков смысл теории относительных, и эквивалентных товаров?

Из этой теории следует, что товары, каким-то образом сами договариваются о своих ценах.

Если смысл теории относительных и эквивалентных товаров в том, чтобы объяснить механизм появления формы цены, или конкретной цены, конкретного товара, через общение товаров, то это очевидный абсурд.  Но другого объяснения о появлении денежной формы цены у Маркса попросту нет.

Маркс не дает никакого объяснения появления формы цены.

3.В начале Капитала Маркс ставит вопрос, - что общего в обмениваемых товарах, в которых нет ничего общего, и отвечает,- труд. Но это надо доказать, и доказать это можно только прямыми измерениями труда содержащегося в товарах, или затраченного на их создание. Только имея цифры показывающие равенство трудов  за какой-то период, день, месяц, год, столетие можно будет считать доказанным факт обмена товаров по равному труду.

Но это сделать невозможно, следовательно, объективного доказательства обмена товаров по труду  теория Маркса, Капитал, не имеет. Все доказательство основано лишь на рассуждениях, которые легко опровергаются.

С другой стороны видно невооруженным глазом, что общее между всеми товарами есть их цены.

Обмен по ценам, и обмен по стоимости-труду принципиально различен.

Товары обмениваются по ценам,- деньгам. Деньги есть то общее, что есть во всех обмениваемых товарах. Следовательно, прежде всего надо понять процесс образования денег.

Цена рубля (национальной валюты) определяется  часовой производительностью труда общества. Национальная производительность труда равна отношению объема произведенных товаров ко времени их производства. Это соотношение определяющее стоимость рубля устанавливается ежедневно миллионами продаж совершаемых на всем национальном экономическом поле.

Обмен товара на деньги есть обмен товара на время. Следовательно, деньги есть время. Время - деньги.

Особенность каждого производства состоит в необходимости измерения труда временем, при этом учитываются все особенности каждого производства, каждого вида работ.

Далее это время производства  измеряется деньгами. Трудовое время, затраченное на единицу продукта, измеряется деньгами. Сумма денежных затрат на производство единицы продукта, есть его себестоимость. Себестоимость есть величина всего труда затраченного на создание продукта, она показывает производительность затраченного труда.

Продажа продукта показывает величину его полезности. Полезность товара корректирует его себестоимость, возникает цена продажи, или стоимость. Цена продажи показывает величину общего труда, - и затраченного, и полезного.

Разность между себестоимостью, и стоимостью, есть прибыль. Прибыль есть показатель производительности полезного труда.

Таким образом, у каждого товара две цены, цена себестоимости, и стоимости, отражающие два вида труда участвующие в создании товара, - затраченного, и полезного. Бухгалтерский учет основан на этих двух стоимостях.

Экономическая теория Маркса есть теория одной меновой стоимости, одной цены, и она  прямо противоречит теории двух цен бухгалтерского учета.

Следует сказать, что вся экономическая теория напрочь отрицает понятие величины полезности товара. Она не видит его в упор. Экономическая теория  создала понятие предельной полезности товара, с которым не знает, что делать, но признать существование самой величины полезности не может.

Маркс против. Здесь тупик экономической теории.

 

3.Товары есть богатство общества. Товары производятся на заводах, на предприятиях.

Все экономические теории, по их отношению к заводу, к производству делятся на две части, на немарксистские, и марксистскую.

Немарксистские теории есть теории обожествления капиталиста-предпринимателя. Они рассматривают предприятие, как некий закрытый ящик, в который владелец предприятия, волшебник, опускает один рубль, а оттуда выскакивает рубль с прибылью.

Экономисты не знают, что происходит в этом ящике - заводе, предприятии, и знать не хотят.

Поэтому все внимание сосредоточено на волшебнике предпринимателе, что он думает, что есть, и т.д..

Они не знают, не догадываются, что каждый работник предприятия является предпринимателем, и кто не хочет быть предпринимателем, того увольняют.

При капиталисте экономисты живут вольготно, могут сочинять любую блажь. Капиталисту безразлично само их существование.

Потому, они и обожествляют предпринимателя, который решает эту главную для них проблему.

Иное дело директор государственного завода. Для него писания экономистов обязательны. Именно потому экономисты не переносят советский способ производства, - плановую государственную экономику. В ней нет волшебника-предпринимателя, значит все дело в самом предприятии, его надо изучать. А кому? Докторам, состарившимся на студенческих скамьях, не знающих дверей завода? А что они могут сказать?

Здесь, здесь основа кризиса советской плановой экономики.

Марксизм теория противоположного рода. Маркс развенчивает предпринимателя, полностью отрицая его роль в функционировании предприятия, но обожествляет рабочего. Маркс сосредотачивается на рабочем, что тот думает, что есть, чем  какает.

Маркс, так же как и все экономисты не хочет рассматривать сам завод, условия его работы, принципы, организацию. Он такой же доктор, как все экономисты, боящийся заводских цехов.

Завод можно уподобить автомобилю.  Он должен непрерывно и постоянно совершенствоваться. Экономисты должны быть механиками завода. Но именно этим они не занимаются.

Экономисты исходят из другого. Автомобиль движется не потому, что работает двигатель, и все его системы, но потому, что загорелся зеленый свет на светофоре.

Светофоры, вот, что является двигателем автомобиля.

Деньги движут экономикой. Зеленый цвет доллара, вот двигатель экономики.

Светофоры нужны, и регулировать дорожное движение надо.  Но качество самого автомобиля, - производства есть основа экономики.

Юферов С.



Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Голосование

В каком направлении должна двигаться Украина?