(0 голоса, среднее 0 из 5)

Краткое опровержение Капитала Маркса.

Логические противоречия экономической, и политической теории Капитала Карла Маркса.

Напрасно длинной бородой
Усталый карла потрясает…
Смирись, покорствуй русской силе!
А.С. Пушкин.
Пушкин все знал.

Есть притча о трех слепых, которые наткнулись на лежащего слона, на его хобот, ноги, и хвост. Каждый ощупал свое препятствие. Один сказал - змея, другой - бревно, третий - веревка.

Мораль ясна, есть целое, и его частности. Частности может ощупать каждый. Но надо быть зрячим, что бы увидеть целое.

Историю СССР, его развала нельзя понять, не осознав ошибочность марксизма. Не поняв причины прошлых ошибок нельзя прогнозировать будущее.

Называют множество причин распада СССР, - предательство, экономику, политику. Все это хвосты, рога, и копыта мертвой туши марксизма, лежащей поперек дороги общества

Но убрать, и захоронить марксизм не дают. Не дает экономическая российская наука. Семьдесят лет она везде и всюду преподавала марксизм как абсолютную истину. Опровержение марксизма для нее если не смерть, то лишение пищи.

Она по-прежнему высасывают из него невесть что.

Если отсутствие здравого смысла, есть глупость, если логические нарушения в рассуждениях есть глупость, то можно сказать, что весь Капитал построен на глупости. Опровержение Капитала есть выявление всех его глупостей. Для опровержения Капитала нужно не знание экономики, но наличие здравого смысла.

Каждый, кто уверен в своем умении рассуждать, может судить верен, или не верен Капитал.

Оглавление.

 

Глава 1. Опровержение экономического учения.

Глава 2. Опровержение политического учения.

Глава 3. Новая экономическая теория.

Глава 4. Реабилитация плановой экономики.

Глава 1. Девять логических противоречий экономической теории Капитала Маркса.

1. Противоречие потребления труда.

Основа экономической теории Маркса есть труд. Маркс утверждает, что товары обмениваются по количеству труда, затраченного на их создание.

Товары обмениваются по труду. Что это значит с точки зрения логики?

Поскольку товары обменивают люди, то обмен людей товарами по труду означает, что люди обмениваются трудом. Обмен по труду фактически означает, что люди обмениваются трудом.

Получается, что всякая вещь, всякий товар подобен футляру для содержащегося в нем труда.

Это означает, что люди продавая и покупая какую-то вещь, фактически покупают труд, содержащийся в этой вещи.

Зачем люди покупают труд? Очевидно для того, что бы его потребить. Иначе говоря, потребляя продукт, люди, по утверждению Маркса, фактически потребляют труд, содержащийся в этой вещи, в этом товаре.

Таким образом, утверждение Маркса, что товары обмениваются по количеству труда, затраченного на их производство, ведет к утверждению о приобретении, и потреблении людьми труда, содержащегося в этих товарах.

Как люди потребляют труд? Видимо так. Человек ест хлеб, организм высасывает из него труд, человек сыт. Человек надевает шляпу, голова высасывает из нее труд, человек одет. Человек садится в машину, организм высасывает из нее труд, человек едет.

Однако возникает вопрос, зачем такое множество товаров, если в каждом из них один и тот же потребляемый труд. Достаточно было бы одного товара, что бы удовлетворить все потребности человека.

Например, товар в виде куска железа, и куска кирпича. Кусок кирпича содержит труд. Выделив этот труд, человек может его съесть, и будет сыт, намажет голову, и одет, приложит к заднепроходному отверстию,- вылечится от геморроя.

Возможно ли такое потребление труда? Ответ очевиден, и сам Марк дает ответ,- труда ни в чистом виде, ни в виде некоторого потребляемого сгустка в товаре нет, а следовательно и потреблять нечего.

Товар есть его потребительные свойства, в них его полезность.

На все эти рассуждения можно ответить, что здесь Маркс искажен, и не понят, величие Маркс недоступно. Так можно сказать, если отказаться от собственного разума добровольно превратить себя в идиота, и разрешить вешать лапшу на уши.

Нет господа - товарищи, все гораздо проще. Все дело в том, что теория Маркса не выдерживает простого, здравого взгляда на нее.

2. Противоречие измерения труда временем.

Маркс утверждает, что труд измеряется временем. Это неверно, труд не может измеряться только одним временем. Об этом говорит парадокс ленивого труда, о котором говорит сам Маркс.

Измерение труда временем ведет к парадоксу ленивого – чем ленивее, или неискуснее трудящийся человек тем больше времени затрачивает он на создание продукта, следовательно, тем больше стоимость этого продукта. Получается, что ничего не делать самое выгодное.

Именно поэтому Маркс заменяет фактический труд человека средним, абстрактным, общественно необходимым. (САОН)

Но замена реального труда человека на САОН ставит вопрос, - какой труд создает стоимость, реальный труд человека, или САОН?

Иначе говоря, введение САОН в экономическую теорию ставит вопрос, как этот САОН связан с реальным трудом человека?

Если САОН не связан с человеком, то во-первых, этот САОН есть бессмыслица, поскольку никто кроме человека труда не совершает. Во-вторых, это означает, что реальный труд человека стоимости не создает.

Если САОН связан с реальным трудом человека то САОН есть средний труд реальных ленивых трудов, и потому стоимости не создает, и не решает проблему.

Но главное в другом, в том, что даже если фактический труд человека полностью соответствует САОН, то и это не гарантирует создание стоимости ни полностью, ни частично, если в созданном продукте не будет полезности.

Если продукт бесполезен, то и стоимость его равна нулю, сколько бы труда на него не было затрачено.

Вывод очевиден. Труд измеряется двумя величинами, - временем, и полезностью.

3. Парадокс товарного тела.

Суть товара в удовлетворении человеческой потребности. Товар есть результат труда, и всегда продукт потребления. Если товар не является продуктом потребления, то он бесполезен.

Товар, как продукт потребления обладает способностью удовлетворить человеческую потребность. Очевидно, что товар, как продукт потребления обладает полезностью. Что такое полезность товара?

Представляется очевидным, что полезность есть свойство самого товара, его тела, как говорит Маркс.

Но возникает парадокс. Если полезность есть свойство товарного тела, и существует в нем без, и вне человека, то этому товару незачем удовлетворять потребность человека, что бы считаться товаром. Зачем товару удовлетворять потребность человека, если он обладает полезностью и без человека?

Но товар, который не нуждается в удовлетворении потребностей человека, не может быть товаром.

Это, во-первых, противоречит самой сущности товара, - удовлетворять потребность людей, а во-вторых, означает, что бесполезных товаров не существует.

Товар, тело которого обладает полезностью без человека, не может быть бесполезным, и всегда полезен сам по себе.

Но это противоречит фактам. Бесполезные товары, бесполезные продукты труда существуют, если в них нет полезности для человека.

Этот парадокс полезности товарного тела означает, что полезность не является только свойством продукта, или товарного тела.

Товар обладает полезностью, но полезность не является неотъемлемым свойством товарного тела.

Конечно, полезность не может существовать без товарного тела, но и им самим она не является.

Все дело в том, что полезность связана не только с товарным телом, но и с человеком, его потребностью. В зависимости от изменения, - увеличения, или уменьшения потребности человека в данном товаре, величина полезности этого товара соответственно, увеличивается, или уменьшается.

Вывод очевиден. В неизменном товарном теле величина его полезности может изменяться. Изменение величины полезности отражается на его цене продажи.

4. Противоречие обмена товаров, как их равенства.

Теория Маркса начинается с утверждения, что обмен товаров является их равенством. Обмен есть равенство товаров, утверждает Маркс. Возникает противоречие обмена.

Что бы в обмене два товара были равны друг другу, вне людей, и без людей, своих владельцев, они должны знать это, знать, что они равны. Но у товаров нет разума, что бы знать, следовательно, обмен не является равенством товаров.

В обмене равны не сами товары, а их цены. Товары всегда обмениваются по равным ценам.

О том, что товары в обмене не равны и говорит парадокс «уравнения» обмена.

5. Парадокс уравнения обмена.

В основе экономической теории эксплуатации «Капитала», лежит предложенное Марксом уравнение обмена.

Стр. 45 «1 кв. пшеницы = а центнерам железа»

Обмен есть уравнение, есть равенство товаров. Такова очевидная мысль Маркса. Есть предложение проверить это. Если обмен товаров есть уравнение, то оно решается в соответствии с математическими правилами. В соответствии с правилами правую часть уравнения можно переносить в левую, с обратным знаком, и любую часть уравнения представлять в виде суммы.

 

1 кв. пшеницы = а центнерам железа. Или 2 сапога = 3 шляпам.

1 кв. пшеницы - а центнеров железа =? Или 2 сапога - 3 шляпы =?

 

0,5 кв. пшеницы + 0,5 кв. пшеницы =? (не равен а центнерам железа)

1 сапог + 1 сапог =? (не равен 3 шляпам)

Математика говорит, что решение данных выражений невозможно. Данное выражение не имеет решения, следовательно, обмен товаров не является их равенством. Обмен товаров не является равенством товаров. «Уравнение» обмена нарушает все законы математики.

Уравнение обмена это вершина абсурда Капитала Маркса.

Что есть обмен товаров? Обмен товаров есть равенство не самих товаров, но того, что скрыто в товарах. Маркс утверждает, что в товарах скрыто равное количество абстрактного труда.

В этом случае обмен должен быть записан иначе. Если труд делает товары соизмеримыми то, так надо и писать:

А единиц труда содержащегося в (1 квартере пшеницы) = А единиц труда содержащегося в (а центнерах железа).

Это выражение имеет решение, оно является уравнением. Но для его решения необходимо измерить эти труды А, и показать их равенство.

 

Маркс не измеряет труды. Он считает, что поскольку каждый обмен есть равенство, то это и есть доказательство.

 

Не верно. Не уравнение обмена товаров является доказательством равенства содержащихся в товарах трудов, но напротив, доказательство равенства содержащихся в товаре трудов может быть доказательством обмена товаров, как равенства.

Маркс совершает подмен понятий. Маркс ставит телегу впереди лошади, и превращает «Капитал» в троянского коня страны дураков.

Маркс не замечает, что в «уравнении» обмена он приравнивает товары, как потребительные стоимости. Сутью товаров как потребительных стоимостей является их способность удовлетворять человеческие потребности. Эта способность товаров удовлетворять человеческие потребности есть их полезность, величина этой полезности. Уравнение должно быть в ином виде.

1 квартер пшеницы = потребности человека = а центнерам железа.

Полезность продуктов создает полезный труд. Полезность продукта есть форма полезного труда.

Товары обмениваются по труду, но не только по количеству затраченного труда, а еще и по форме полезного труда, по величине его полезности, полезности созданного товара.

Существует два вида труда. Один труд создает сам товар, как внешний предмет, как вещь. Второй труд создает полезность этой вещи. Оба труда имеют величину.

6. Парадокс цены и стоимости.

Маркс утверждает, что цена есть форма стоимости, а так же то, что она имеет свойство быть не равной стоимости. Возникает парадокс цены и стоимости.

Стоимость товара всегда равна количеству труда, затраченного на его изготовление. Это значит, что стоимость постоянна, но ее цена переменна.

Переменная цена не равна постоянной стоимости, следовательно, не равна количеству затраченного труда.

С другой стороны, товары всегда обмениваются по равным ценам.

Следовательно, всякий раз, когда товары обмениваются по равным ценам, не равным своим стоимостям, они обмениваются по неравным количества затраченного труда.

Как говорится, что и требовалось доказать. Товары не обмениваются по равным количествам затраченного труда.

Более того. Доказать равенство цен товаров, и их стоимостей, или их неравенство, невозможно.

Следовательно, доказать, что товары, которые обмениваются по равным ценам, при этом обмениваются по равному количеству затраченного труда, так же невозможно.

7. Парадокс формы и содержания.

Как, уже говорилось, Маркс утверждает, что цена есть форма стоимости, и что цена может быть не равна стоимости.

Поскольку цена есть форма, а стоимость ее содержание, то утверждение Маркса о том, что форма и ее содержание могут быть не равны между собой означает возможность разности между формой и содержанием, - возникает логический парадокс формы и содержания.

Пример. Вода, налитая в ведро есть содержание, а ведро есть форма для воды. Воды может быть больше, или меньше в ведре, но разность между ведром и водой, между формой и содержанием невозможна. Из ведра воду можно вылить, но вычесть из ведра воду невозможно. (1 ведро – 3 литра воды), - данная математическая операция невозможна.

Парадокс формы и содержания состоит в том, что цена и стоимость есть разнородные понятия, они не могут быть сравнимы, между ними невозможна разность. Форма не может быть больше, или меньше своего содержания. Это значит, что цена не может быть формой стоимости.

С другой стороны, цена должна быть формой стоимости. Цена должна быть формой стоимости, и не может быть формой стоимости. Это противоречие, парадокс в рамках теории Маркса невозможно решить.

Парадокс формы и содержания еще раз указывает на существование крупных логических ошибок внутри теории стоимости Маркса.

Парадокс решается, если допустить, что существует одновременно две стоимости, и соответственно, две цены каждого товара. При этом каждая цена есть форма своей стоимости и всегда равна ей, между ними разность невозможна. Разность возможна между стоимостью одной, и ценой другой стоимости.

Теория двух стоимостей, и двух цен каждого товара, и есть суть новой теории труда и денег, или экономической теории, составляющей основу бухгалтерского учета.

8. Сделаем вывод из сказанного.

Труд, изготавливающий товар, состоит из двух частей. Труда два, как и говорит Маркс, но содержание их иное.

Один труд создает физическую форму продукта. Этот труд измеряется временем работы.

Второй труд создает полезность этой физической формы изготовленного продукта. Величина второго труда равна величине полезности изготовленного продукта.

Два труда создают две стоимости, каждая стоимость имеет свою цену. Каждая цена всегда равна своей стоимости. Перекрестные стоимости и цены могут быть не равны, между ними возможна разность.

Бухгалтерский учет есть теория двух стоимостей, двух цен, двух трудов.

9. Еще два противоречия.

9.1.Допустим, что Маркс во всем прав. Пусть у товара только одна стоимость имеющая величину, пусть обмен есть равенство товаров, пусть хорошо уживаются труд человеческий и САОН, - средний абстрактный.

Но все равно существует вопрос, который делает бессмысленным все сочинение Маркса, вопрос, который Маркс сумел обойти.

Как стоимость становится ценой, как стоимость становится конкретной цифрой показывающей ее величину в деньгах?

Прямо этот вопрос Маркс не задает, и на него не отвечает. Но понимая значимость его, дает два косвенных ответа.

Первый дан в простом геометрическом примере. Маркс предлагает определять цену товара так же как определяется площадь многоугольника, через составляющие его треугольники, по известной формуле.

Геометрический пример приведен на третьей странице Капитала.

По мысли Маркса каждый товар следует мысленно разбить на составляющие его товарные треугольники, рассчитать величину каждого товарного треугольника по известной Марксу формуле, сложить все, это и будет цена товара.

Если Маркс действительно предлагает это, то это абсурд. А если нет, то для чего дан простой геометрический пример?

Простой геометрический пример говорит о том, что Маркс многократно, и открыто нарушает логику.

9.2.Видимо понимая, что данный геометрический пример не решает вопроса, Маркс дает второе объяснение превращения стоимости в цену. Это объяснение является самостоятельной теорией внутри Капитала и есть теория эквивалентных, и относительных товаров.

По мысли Маркса, и исходя из уравнения обмена, все товары с равной стоимостью всегда знают, что они равны. Сначала один товар узнает своих собратьев, он называется относительным, потом все другие узнают своих собратьев, они называются эквивалентными. Эквивалентные, и относительные товары равны по стоимости, знают это, следовательно, общаются друг с другом.

Пусть так. Пусть товары мыслят, общаются, ходят друг к другу в гости, пьют чай, и водку, женятся в конце-концов. Но возникают два вопроса, - как товары сами узнают, что их стоимость в данный момент, и в данном месте равна такому-то количеству денег, или что их цена равна такому-то количеству рублей, и как они сообщают об этом людям?

Ответа нет. Это значит, что и назначение теории эквивалентных и относительных товаров состоит в том, что бы скрыть этот вопрос за бессмысленной демагогией.

Не могут товары ничего знать, и говорить, люди оценивают товары.

Перед каждым человеком всегда стоит главный экономический вопрос, - как определить реальную цену товара, который у него есть, или который он хочет купить?

Для ответа на этот вопрос и существует экономическая теория, и наука. Если экономическая теория не дает ответ на этот вопрос, то она бессмысленна.

Теория Маркса не только неверна, но лишена смысла, поскольку не дает ответа на главный экономический вопрос.

Глава 2. Опровержение политической теории Капитала.

Политическая теория Маркса основана на четырех основных положениях.

- Товар, изготовленный на предприятии, принадлежащем предпринимателю, изначально является собственностью владельца предприятия.

- Пролетарий продает свою рабочую силу, и ее труд предпринимателю, а не изготовленный им продукт.

- Пролетарий всегда авансирует предпринимателя своим трудом, получая оплату после завершения труда.

- Предприниматель не создает стоимости, ни в процессе производства товара, ни в процессе его продажи.

1. Первое логическое противоречие.

  1. Товар всегда при всех обстоятельствах, есть внешний предмет вещь, отделимая от человека. Не существует товаров, не являющихся внешним предметом, вещью относительно человека.
  2. Ни сама рабочая сила пролетария, ни количество затраченного ею труда, ни стоимость ею созданная не является внешним предметом вещью. Следовательно, не является товаром. То, что не является товаром, не может быть продано. Рабочая сила не может быть продана, поскольку товаром не является.

Рабочую силу можно считать товаром только условно. Пролетарий может продать свою рабочую силу, но только одному человеку, только самому себе, оплачивая ее труд только натуральной оплатой - хлебом и водой, иногда колбасой.

2.Второе логическое противоречие.

Маркс утверждает, что пролетарий, продавая свою рабочую силу, и ее труд, создает продукт, и его стоимость. Очевидно, что рабочая сила принадлежит пролетарию, следовательно, и стоимость ею созданная, или количество затраченного труда рабочей силой так же принадлежит пролетарию.

Стоимость, как количество затраченного труда не существует вне изготовленного продукта, следовательно, и изготовленный продукт так же принадлежит пролетарию.

С другой стороны, предприниматель может купить не всю рабочую силу, но только ту ее часть, которая равна количеству затраченного труда, количеству созданной стоимости. Иначе, рабочая сила будет бездельничать, ожидая оплату ни за что.

Стоимость продукта не существует вне самого продукта.

Вывод. Предприниматель не может купить рабочую силу, не купив продукта ею изготовленного, в котором воплощен затраченный труд, и стоимость. Покупка продукта изготовленного рабочей силой есть факт принадлежности продукта этой рабочей силе.

Иначе возникает два противоречия.

Первое. Продукт принадлежит предпринимателю, а его стоимость пролетарию. В этом случает предприниматель оплачивает стоимость продукта, не покупая его самого. Такая операция невозможна.

Второе. Зачем предпринимателю оплачивать стоимость продукта, который весь целиком, как утверждает Маркс, принадлежит ему самому? Это бессмысленно.

Вывод.

Первый. Покупка предпринимателем рабочей силы, в тот момент, когда ее деятельность закончена, когда продукт ею изготовлен, и когда она как товар перестает существовать, не имеет смысла.

Второй. Пролетарий, продавая рабочую силу, не имеет никаких оснований на оплату ни ее самой, ни ее деятельности. Труд в таких условиях невозможен.

3.Третье логическое противоречие.

Маркс утверждает, что пролетарий всегда авансирует предпринимателя своим трудом только на том основании, что оплата всегда производится после совершения труда, следовательно, труд всегда совершается раньше оплаты, и является авансом предпринимателю.

Следует обратить внимание на то, что окончание труда может быть таковым только после изготовления продукта. Только изготовление продукта является окончанием процесса труда.

Следуя такому рассуждению следует определить. Если оплата работы производится до изготовления продукта, а это бывает во всех случаях, когда продукт производится длительный срок, например больше недели, или двух, то труд еще не окончен, и неизвестно будет ли окончен.

Очевидно, что в этом случае именно предприниматель авансирует пролетария. Именно так и называется такая оплата - аванс.

Возникает парадокс. До окончания процесса труда, и изготовления продукта предприниматель авансирует пролетария. После окончания процесса труда, наоборот, пролетарий, по Марксу, авансирует предпринимателя.

Кто кого авансирует?

Ответ очевиден. С момента изготовления продукта труд закончен, деятельность рабочей силы закончена. С другой стороны вместо рабочей силы появляется изготовленный ею продукт.

Маркс утверждает, что именно в этот момент производится оплата рабочей силы и ее труда, что и означает авансирование трудом.

Но оплатить рабочую силу, значит купить ее. Но купить рабочую силу в момент окончания процесса труда невозможно, поскольку в этот момент рабочая сила исчезает, прекратив свою деятельность.

Единственное, что может купить предприниматель, это изготовленный продукт, который должен принадлежать пролетарию.

Изготовленный пролетарием продукт всегда принадлежит пролетарию. Что бы понять это следует рассмотреть само понятие частной собственности на средства производства, на товар.

4. Владение юридическое, и фактическое.

В чем тут дело? Следуя рассуждению Маркса, токарный станок принадлежит тому, на кого у него есть юридические права. Это кажется очевидным, - станок принадлежит владельцу предприятия. Это и так, и не так. Здесь проблема, которая становится видна следующим образом.

Кому принадлежит квартира, в которой живет человек по договору найма, - владельцу квартиры, или арендатору?

Еще вопрос. Кому принадлежит хлеб, который принадлежит одному человеку, но который съеден другим?

Существует ли однозначный ответ на эти вопросы? Конечно. Ответ связан с понятием товара, его определением.

 

Стр.43 «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам удовлетворяет какие-либо человеческие потребности». [1]

Отсюда следует, - чью потребность товар удовлетворяет, тому он и принадлежит. Товар принадлежит тому, чьи потребности удовлетворяет.

Квартира по договору найма удовлетворяет потребности ее съемщика, следовательно, ему и принадлежит.

Съеденный хлеб удовлетворил потребности человека, который его съел, следовательно, ему и принадлежал.

На токарном станке работает токарь. Станок, как товар, удовлетворяет потребности токаря, следовательно, станок принадлежит токарю, на все время работы.

Токарный станок удовлетворил потребности токаря, который выточил на нем вал, а не юридического владельца станка.

Следует различать юридическое владение предметом, товаром, и фактическое владение предметом, товаром.

Товар-хлеб, который принадлежит одному человеку, но который ест другой человек, принадлежит первому только юридически. Что значит юридически?

Это значит, что юридический владелец хлеба имеет право на оплату его цены, от человека, съевшего этот хлеб. Иначе говоря, юридический владелец продал хлеб, а фактический его купил, и должен оплатить его цену.

Аренда квартиры есть покупка ее на определенный период, и на определенных условиях.

Токарный станок, используемый токарем, куплен им на определенный период, и на определенных условиях, - взят в аренду.

Аренда товара есть покупка его на определенный период, и на определенных условиях.

Токарь есть покупатель, фактический владелец токарного станка, есть арендатор, следовательно, и вал, выточенный им на станке, принадлежит ему. Этим валом производится оплата за аренду, за покупку этого станка на все время труда.

Итак, станок фактически принадлежит токарю. Вал, выточенный на станке, так же принадлежит токарю.

Маркс не различает владение юридическое, и фактическое. Он не понимает самой сути производственных отношений.

Юридическое право владения продукта, есть право и на фактическое использование, и есть право на его продажу полную, или частичную, - сдачу продукта в аренду.

Фактическое владение есть право на потребление полезных свойств продукта, товара, на определенных условиях.

Товар принадлежит пролетарию. Он его продает. Он собственник, - арендатор.

6. Противоречие труда предпринимателя.

Маркс тратит значительные усилия что бы доказать, что в товарообмене прибавочная стоимость не возникает. Эти доказательства даны в четвертной главе «Капитала».

Зачем ему это надо? Маркс хочет доказать, что труда предпринимателя нет в прибавочной стоимости созданной наемным рабочим, или что предприниматель не создает прибавочной стоимости. Для этого Маркс анализирует все ситуации и эквивалентного, и не эквивалентного обмена товаров. Вывод его однозначен.

Стр.174 «Обращение, или товарообмен, не создает никакой стоимости».

Верно ли это? Только частично.

Очевидно, одно продукт создается в производстве, и возникнуть в продаже не может.

Но есть и другая сторона этого вопроса. В товарообмене возникает не сам продукт, но возникает, или точнее, определяется величина его полезности, как цена продажи.

Цена продажи, и цена себестоимости товара могут быть не равны, могут быть не равны производительный, и полезный труды, затраченные на создание товара, и его полезности.

Очевидно, что в том случае, когда цена продажи не равна цене себестоимости, когда стоимость больше или меньше себестоимости возникает дополнительная прибавочная стоимость, или добавочная стоимость, с плюсом, или минусом.

Об этом говорит сам Маркс. Маркс рассматривает все ситуации обмена, но при этом, среди всех ситуаций обмена есть одна, отличающаяся от остальных.

Стр. 173 «Товаровладелец А может быть настолько ловким плутом, что всегда надувает своих коллег В и С, в то время как эти последние при всем желании не в состоянии взять реванш».

Рассматривая эту ситуацию Маркс говорит, что общая стоимость до обмена, и после обмена не изменилась, следовательно, и в этом случае стоимость в обмене не возникает.

Допустим, что так. Но очевидно, что в процессе обмена, как говорит сам Маркс возможно перераспределение стоимости между предпринимателями.

Это значит, что каждый предприниматель в процессе обмена может либо приобрести добавочную стоимость, за счет разности цены и стоимости, либо потерять ее, а с ней и прибавочную стоимость, полученную, как говорит Маркс, путем эксплуатации.

Таким образом, вне зависимости от того создается стоимость в обмене, или нет, но труд предпринимателя может создать, и создает добавочную стоимость, которая является частью всей прибавочной стоимости.

Перераспределение стоимости в обмене говорит не только о том, что предприниматель создает стоимость, но и то, что стоимость в обмене возникает.

Возникает ли стоимость в обмене? Безусловно. Само перераспределение стоимости в обмене невозможно без образования стоимости в обмене.

За счет чего происходит эта прибавка стоимости, с плюсом или минусом? Только за счет конкурентоспособности товара, его более высокой полезности, или в общем за счет более высокой производительности труда.

Не «плутовство» предпринимателя является условием создания им лично добавочной стоимости, но выполняемый им труд по организации всего хода производства, труд, который не учел, не увидел Маркс. Причина, по которой Маркс не увидел труда предпринимателя, очевидна, - Маркс никогда не работал в производстве и все его соображения, его теории носят чисто умозрительный характер.

В этом и сила его учения. Его учение потому поддерживают доктора разного рода, что они сами, как и Маркс полностью отдалены от производства. Они не знают реальных производственных отношений, и заменяют их выдуманными Марксом.

Глава 3. Новая теория денег.

Теория Маркс есть теория одной меновой стоимости, в которой содержится и стоимость производства, и стоимость продажи. Это полностью противоречит двум меновым стоимостям бухгалтерского учета, - экономической теории двух меновых стоимостей.

Столетия существует экономическая теория известная всем, и всеми признанная, это бухгалтерский учет.

В основе бухгалтерского учета лежат две стоимости, и две цены каждого товара. Себестоимость, как количество затраченного труда, и цене, денежном выражении этих трудовых затрат. И стоимость, как величина полезности этого товара, полезности труда затраченного на его производство, и цена, денежное выражение величины этой полезности товара.

Бухгалтерский учет построен на основе двух стоимостей, стоимости как величины затрат, и стоимости как величины полезности. Это и есть новая теория денег.

На всяком производстве величина затраченного труда при изготовлении продукта всегда измеряется временем. Время измеряется деньгами. 1 рубль в час, 10 рублей в час, и т.д. Деньги есть часовая производительность труда.

Величина труда измеренного денежным временем есть себестоимость изготовленного товара.

Во время продажи товар измеряется вновь. Измеряется и физическое тело товара, и величина его полезности. При этом измеряются оба, два вида труда затраченных на создание продукта.

Товар в продаже измеряется деньгами, а следовательно и производительностью труда, которая составляет суть денег

Труд затраченный, и труд полезный измеряются одной и той же величиной – производительностью труда, вследствие чего становятся соизмеримы.

Разность между ними есть прибыль. Прибыль есть величина полезного труда.

Что говорит бухгалтерская экономическая теория? Что надо работать лучше, тогда прибыль будет больше.

Что, чем, как делать, как надо жить, на эти вопросы бухгалтерский учет не отвечает, эти вопросы вне бухгалтерского учета.

Может быть по этому экономическая наука полностью отрицает бухгалтерский учет как экономическую теорию.

Экономическая наука пытается создать теорию, которая раз и навсегда даст ответы на все вопросы общества.

Маркс использовал экономическую науку для создания такой всеобъемлющей общественной теории.

Гитлер для этой же цели использовал медицину, создав теорию крови.

Оба этих деятеля, немца, пытались осчастливить человечество, один пролетарскую его часть. Другой - арийскую. Результат известен.

Экономической науке надо помогать людям работать лучше, этого вполне достаточно.

Заключение.

Причина распада СССР в неверности Марксизма, экономической теории, которая оказалась неспособна понять проблемы советской плановой экономики, и предложить их лечение. Подробно об этом сказано в предыдущих работах в главе «Реабилитация плановой, государственной экономики».

Литература. Первый том Капитала Маркса. (первые 300 страниц).

Юферов С.В.



Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Голосование

В каком направлении должна двигаться Украина?